Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2004 / Ноябрь Поиск:
20 Ноября 2004

Рижская акция

Мент, сопровождавший меня на допрос, спросил: "Это ваши вчера в Риге залезли на какую-то башню и вывесили красный флаг?". "Наши", - ответил я спокойно, хотя мне хотелось заорать от радости…

Четыре года назад, 17 ноября 2000 г., члены НБП Сергей Соловей, Максим Журкин (оба из Самары) и Дмитрий Гафаров (Смоленск) захватили башню Св.Петра в Риге. Так Национал-большевистская партия выразила свой протест угнетению русского населения Латвии и преследованию ветеранов Великой Отечественной войны. Соловей и Журкин получили от латвийского правосудия по 15, а несовершеннолетний Гафаров - 6 лет лишения свободы. Впоследствии Верховный суд Латвии скостил срок до 7, 6 и 1 года соответственно. Но полгода наши товарищи просидели под чудовищным прессом 15-летнего срока.

Про акцию много написано, ей посвящена глава в книге Эдуарда Лимонова "Моя политическая биография". Этот текст - лишь дополнение к общей картине, но не вся картина. Конспирация требует разумных умолчаний.

Рижская акция войдет, я уверен, в будущий Краткий курс истории НБП. Да, была тьма шероховатостей и накладок, но всеми участниками акции (в том числе и неупомянутыми в тексте) была проявлена огромная воля к победе. Высота была взята.

Заметки эти посвящаю моему товарищу Ольге Морозовой.

Поезд Петербург-Калининград отправлялся с Варшавского вокзала раз в двое суток. Поэтому, приехав из Москвы, мы на сутки застряли в Питере. На Варшавском вокзале есть (тогда была, во всяком случае) жалкая гостиница, в ней мы и остановились на ночь. В интересах конспирации мы не встречались ни с кем из питерского отделения НБП.

Вдвоем с Соловьем, два худых брюнета с недобрыми глазами, мы походили на кавказцев, но милиция в Питере все-таки менее злоебучая, чем московская, да и эпоха была "дотеррористическая", 2001 год - менты нас не останавливали. Мы болтались по Питеру, пили пиво и безумный поэт Соловей развивал планы по затоплению Петербурга после победы национал-большевистской революции.

Сев в поезд, мы продолжали пить пиво. Поезд шел в Калининград через Латвию и Литву, и задача Соловья была десантироваться на латвийской территории. Я, как постоянный житель Латвии, мог спокойно сойти на одной из двух остановок, которые поезд делал в Латвии, у Соловья же латвийской визы не было. У него, гражданина России, был билет до Калининграда, он был транзитный пассажир, и даже выйти покурить на латвийский перрон он не мог. Остановки было две: Резекне - почти у самой границы с Россией, и дальше, через полтора часа - Даугавпилс (он же Двинск ).

Соловей открыл окно в тамбуре, на тот случай, если в Резекне не удастся выскользнуть из вагона под покровом темноты, и придется прыгать на ходу. Конечно, все это было достаточно безумно и непродумано. Следующие проникшие в Латвию нацболы, Журкин и Гафаров, уже имели при себе ключ от дверей вагона и соскочили с подножки, едва поезд набрал ход. Группа Шамазова и вовсе сорвала стоп-кран. Но Соловей был первопроходцем. Первопроходцы всегда безумны.

На освещенном перроне в Резекне, через каждые четыре-пять метров, стояли латвийские пограничники с собаками. Сойти незамеченным было невозможно. Пока мы переваривали эту информацию, поезд набрал уже порядочную скорость, не меньше 60 км/час. В Даугавпилсе наверняка ждут такие же пограничники с овчарками. Соловей двинулся в тамбур. "Все будет нормально, - сказал он мне, улыбаясь. - У меня кости крепкие".

Я доехал до Даугавпилса, прошел через таможенный и пограничный пост, дошел до ближайшего телефона-автомата. Номер мобильника Соловья не отвечал. Я продолжал звонить, все больше беспокоясь, и утром, уже добравшись до Риги, через каждые 15 минут набирал номер, но бесполезно. Один из наших товарищей, великий оптимист по натуре, поехал туда, где выпрыгнул Соловей, и, вернувшись, сообщил, что выжить Соловей не мог - там всюду рельсы, бетонные шпалы, столбы. При такой скорости поезда... Скорей всего, Соловей уже в морге, - предположил наш жизнерадостный товарищ.

Соловей позвонил, кажется, утром следующего дня. Он добрался до Риги и мы встретились. Отвели его на одну из наших квартир. Половина тела у него была синяя, но переломов не было, только ушиб. Встал вопрос, как попасть на прием к врачу. Без местного страхового полиса, с российским паспортом, где не проставлена виза? Дисциплинированный латышский доктор сразу позвонит в полицию. Воспользовались полисом одного из нацболов. Соловей старательно заучил свои новые имя, фамилию и адрес, и в кабинете врача старательно кивал на все вопросы, задаваемые по-латышски. Понятно, у человека болевой шок, все латышские слова забыл.

Соловей поселился на конспиративной квартире, которая и впоследствии многократно нами использовалась, и так и осталась нераскрытой Полицией безопасности. Сейчас она уже продана, и хозяин не живет в Латвии.

Следующими были Журкин и Гафаров. Они спрыгнули в Резекне, и я их встречал ночью у сохранившегося памятника советскому солдату. Журкин прихрамывал, подвернул ногу при приземлении. По пути на автовокзал, откуда мы должны были ехать в Ригу, к нам привязался пьяный тип, молодой латыш, который требовал, чтоб мы с ним выпили, или он сдаст нас в полицию. "Может, вырубить его?" - тихо спросил Журкин. Мимо нас проехала, ослепив фарами, полицейская машина, на другой стороне улицы стояла еще одна… Мы шли по тихой ночной улице. "Парни, я знаю, вы грабанули магазин! - радостно вопил латыш. - Ага, точно, вы грабанули магазин и теперь скрываетесь от полиции. Но не бойтесь, я вас не выдам. Я хочу с вами выпить". Через минуту он так же громко уже угрожал нас выдать. В обычное время в Латвии не принято, чтобы полиция проверяла паспорта. Но на пустынной улице ночью… И пьяный, который орет про ограбление. При проверке документов сразу выяснилось бы, что Журкин и Гафаров нелегально пересекли границу. Перед самым автовокзалом ошалевший латыш свернул куда-то в переулок. Этим он себя спас от расправы.

Дата акции несколько раз переносилась. Часть наших людей, отправлявшихся в Латвию, перехватила ФСБ. Потом МИД РФ предупредил латвийское посольство в Москве о возможных "терактах" национал-большевиков в Латвии. Это предупреждение взорвало информационную обстановку в Латвии. О готовящихся "провокациях" лимоновцев писали и сообщали каждый день. Полиция безопасности установила тотальную слежку. Группа Ильи Шамазова, в которую, кроме него, входили Кирилл Бегун, Сергей Геронин и Михаил Савинов, сумела добраться до Латвии и, сорвав стоп-кран, спрыгнуть с поезда, но весь район был тут же оцеплен полицией и войсками. Использовались даже вертолеты. Сам Шамазов при приземлении сломал ногу, остальные были задержаны в течение суток. Геронин, внешне типичный для этих мест светловолосый puika (парень - лат.), прокололся на произношении. Прочел на дорожном указателе название населенного пункта: Malta, и на вопрос полицейского "куда идешь?" ответил "в Мальту", а правильно - Малта, без смягчения. Само по себе незнание латышского языка в Латгалии (Восточной Латвии) дело обычное, в том же Даугавпилсе 75% жителей говорят только по-русски, но "Мальта" выдала чужака.

Акция предполагала участие минимум 15 человек. Они бы заняли всю смотровую площадку башни и затруднили бы проникновение полиции и эвакуацию людей. Но в наличии было только три человека: Соловей, Журкин, Гафаров. По первоначальному плану, местных нацболов решено было не привлекать к акции, поскольку за российских граждан, как предполагалось, вынуждена будет вступиться официальная Россия, и наказания будут менее суровыми. К тому же почти весь актив латвийского отделения сразу после десантирования группы Шамазова был схвачен Полицией безопасности. Из-за недостатка людей и утраты необходимого инвентаря для блокирования выхода на смотровую площадку (Полиция "накрыла" квартиру, где инвентарь хранился) Соловей вынужден был прибегнуть к муляжу гранаты, чтобы продлить акцию.

Сам я был задержан при следующих обстоятельствах. Соловей, Журкин, Гафаров и я шли на квартиру Скрипки. Была большая вероятность, что там нас ждет засада, поэтому "нелегалы" остались ждать на скамейке в ста метрах от дома, пошел я один. Засада действительно ждала. В лучших киношно-гестаповских традициях, едва я подошел к квартире Скрипки, как на лестничной площадке вспыхнул свет, распахнулась дверь соседней квартиры и оттуда, и еще откуда-то с лестницы, из темноты, вышли в длинных плащах с поднятыми воротниками сотрудники ПБ, знакомые все лица, человек шесть или семь. "Добрый вечер, господин Абель!" - торжественно произнес один из них (нацболы его называли Бульдог или Барбос, не помню точно) голосом все того же киношного гестаповца. Чтоб соответствовать жанру, мне даже захотелось раздавить ампулу с ядом, спрятанную, допустим, в воротнике рубашки. "Что ж вы остановились, звоните в дверь, - продолжил Бульдог. - Попросите ваших друзей, чтоб они нам открыли. Не заставляйте нас ломать дверь". Я позвонил. Из-за двери донесся звонкий тревожный голос Бенеса Айо: "Кто там?" "Бенес, здесь полиция, не открывай, и сообщи в прессу…" Латыши медлительны, они позволили мне произнести целую фразу. Пока Бульдог заносил свой кулак, чтобы дать мне в морду, мы с ним успели встретиться глазами, и я думаю, он увидел в моих абсолютное спокойствие, даже равнодушие. Он опустил руку. В душе я ликовал, что все-таки догадался оставить на улице "нелегалов". Сегодня такие простые меры предосторожности кажутся очевидными, но это был 2000-й год. Конспиративные навыки еще не вошли в нашу плоть и кровь.

Бенес и еще несколько человек ушли из квартиры через окно. Горе-гестаповцы то ли проворонили этот побег, то ли заигрались в сыщиков и специально дали уйти, чтобы выследить национал-большевиков из России. Уже из полицейской машины я увидел курящих на скамейке, там, где я их оставил, Соловья, Журкина и Гафарова. Караван из пяти полицейских авто проехал совсем рядом с ними. Я мысленно пожелал успеха товарищам. Мое активное участие в операции закончилось.

В помещении Полиции безопасности, в "обезьяннике", находились только двое наших, музыканты "Виселицы" - Артур Петров (Будулай) и Саша Гридасов. Ночью нас троих посадили в машину и повезли в Даугавпилс. Мы проходили как подозреваемые по делу о нелегальном проникновению в Латвию группы Шамазова. Мы подозревались в "пособничестве".

Трое суток, находясь в ИВС Даугавпилса, я был отрезан от информации. Я не надеялся на успешное завершение операции, прокручивал в голове весь этап подготовки и находил несметное количество ошибок. Сейчас я их нахожу еще больше. Но так приобретается "опыт, сын ошибок трудных". Спустя три года, при захвате вагона в поезде Москва-Калининград, ошибки были учтены.

Пока я сидел в изоляторе, меня два или три раза водили на допрос к местному следователю. Никакой настойчивости в выбивании из меня показаний он не проявил. "Это все политика, Владимир Ильич, а мое дело - грабежи, изнасилования, наркотики…Вы, конечно же, ничего не знаете о незаконном перечечении границы четырьмя гражданами России? Ну, я так и думал". Он заполнил протокол допроса, я подписал. Я попросил его позвонить моим домашним. Он обещал позвонить и позвонил.

На третьи сутки (это было 18 ноября, день независимости Латвии) в изолятор явился пэбэшник из Риги и меня провели к нему. Он был истеричен, срывался на крик и задавал странные вопросы: "Ты считаешь себя самым умным, да?" "В мире?" - уточнял я. "Здесь, в Латвии!.." "В Латвии - да!" - твердо отвечал я. "Ты сказал в интервью такой-то газете, что ты самый лучший поэт в Латвии, ты что оборзел?! Ты сказал, что в Латвии сто пятьдесят национал-большевиков, а вас всего пятнадцать! Почему ты все время врешь?!" Парень явно психовал. Я понял почему, только когда он ушел. Мент, сопровождавший меня на допрос, спросил: "Это ваши вчера в Риге залезли на какую-то башню и вывесили красный флаг?". "Наши", - ответил я спокойно, хотя мне хотелось заорать от радости…

Абель, Лимонка №261а - 11/2004




Архив публикаций

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение "Интербригады" (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:
  • Г-н Лаки

    Здравствуйте

    как у вас сегодня дела?

    я просто хочу знать, если вам нужен срочный кредит сегодня, чтобы заплатить счета, если да,

    /предложение кредита
  • MORGAN LUIS JAMES

    WELCOME TO SIR MORGAN LUIS JAMES LOAN COMPANY

    Dear Sir/ Madam.

    Are you looking for loan to finance your large

    /zunna
  • ирина

    как же все зэков жалеют, не нужно попадать туда, тогда не испытаешь на себе это все, когда он идет

    /ЧП в ИК-18 Магнитогорска
  • zunna

    My name is zunna, I am from New york, United State, am here to testify of how i got

    /Patrickcostello
  • Mr Carter Collins

    Меня зовут мистер Картер Коллинз, Я частный кредитор, который выдают
    кредит частным и корпоративным лиц. Вы были отклонены
    так много банков?

    /Рашид
  • Ryan Knn

    Здравствуйте !

    Нужен ли вам законное и быстрое обслуживание кредита?

    Подайте заявку и получить наличные деньги срочно!

    * Занять от $ 5000

    /Г-н Меган Андре
  • Mr Gerrad

    Всем привет,
    Вы по-прежнему заинтересованы в получении кредита? Применение Для дальнейшей процедуры. Мы предлагаем все виды кредитов на 2% Годовая

    /Ryan
  • Mr Gerrad

    Всем привет,
    Вы по-прежнему заинтересованы в получении кредита? Применение Для дальнейшей процедуры. Мы предлагаем все виды кредитов на 2% Годовая

    /Ryan
  • Г-н Меган Андре


    Всем добрый день.

    Вам нужен кредит? Вы в долгах? Вы хотите, чтобы начать свой бизнес и капитал нужен ли? Вам

    /Максим
  • Maxwell Julie

    Наша компания является сертифицированным и зарегистрированной финансовое учреждение . Установлено , чтобы обеспечить широкий спектр финансовой поддержки компаний ,

    /Максим


Портреты: Игорь Губерман

5 лет лишения свободы

В 1979 г. Губерман был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы. Попал в лагерь, где вел дневники. Затем, уже в период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака».







Ссылки