Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Февраль Поиск:
4 Февраля 2010

Дело Алексея Соколова: Соколову защитник не нужен.

Так решил судья Богдановичского городского суда господин Васильев

2 февраля 2010 года. День пятый.

Судебное заседание началось с рассмотрения судом ходатайства адвоката Шухардина, переданного в суд через его коллегу адвоката Романа Качанова. Валерий Шухардин просил суд об отложении судебного разбирательства в связи с его занятостью в другом процессе. Суду была представлена повестка, вызывающая адвоката Шухардина на судебное заседание в город Тулу. Алексей Соколов и его защитники полностью поддержали заявленное ходатайство.

Против, единым фронтом выступили все другие участники процесса: остальные подсудимые, их защитники, прокурор. Все они единодушно возражали <<против умышленного затягивания процесса>>. Никогда, нигде, я еще не встречал такого единения представителей обвинения, подсудимых, их защиты... и суда. Судья Васильев отказал в удовлетворении ходатайства, посчитав, что право на защиту подсудимого Соколова не нарушено: у Алексея имеется еще один профессиональный адвокат.

Напрасно защитник Роман Качанов пытался объяснить суду, что не может один полностью защищать Алексея Соколова и задавать вопросы свидетелям: у них с Шухардиным четкое распределение обязанностей, отсутствие одного из адвокатов ломает линию защиты, нарушает права их подзащитного. Роман пояснил, что у него даже нет времени на то, чтобы подготовиться к изменившимся обстоятельствам.

Суд остался глух к его доводам и счел их неубедительными. Судья Васильев на этом не остановился. Он вдруг озаботился этическим кодексом адвокатов и посчитал, что адвокат Шухардин нарушил нормы адвокатской этики, заранее не предупредив своих коллег -- адвокатов других подсудимых, о своей неявке на судебное заседание. Васильев заявил, что подаст частное постановление в адвокатскую палату города Москвы, за нарушение адвокатом Шухардиным профессиональной этики адвокатов.

После этого, взял слово подсудимый Аникин. Он заявил ходатайство об отводе защитника Алексея Соколова -- Гули Соколовой. Он обосновал это ходатайство тем, что Гуля постоянно ему угрожает и отпускает язвительные замечания в его адрес. Все остальные подсудимые и их защитники, это ходатайство поддержали. Алексей Соколов и его защитники выступили против. Я сижу в зале как раз рядом с Гулей и недалеко от скамьи подсудимых, где находится Аникин. Никаких разговоров между Аникиным и Гулей я не слышал. Ни во время судебного заседания, ни в перерывах. Ничего не слышал и судья, отказавший подсудимому Аникину в его ходатайстве.

Гуля, хоть и не имеет юридического образования, но женщина умная и въедливая. Я не раз замечал, как Гуля, сама не выступая, подкладывает записки адвокатам Алексея, с вопросами для свидетелей обвинения. Похоже что кому-то (и отнюдь не Аникину), не понравилась активная роль Гули в процессе. Ее моральная поддержка Алексея Соколова. Ее постоянные свидания со своим мужем в качестве его защитника, которым следствие уже не может помешать.

Что до <<профессионального свидетеля>> Аникина, то он был первым из тех, кто <<все осознал и во всем раскаялся>>, написал явку с повинной и через много лет после событий вдруг <<вспомнил>>, что Алексей Соколов везде бывал и во всем участвовал. Он один из тех, на чьих показаниях держится все обвинительное заключение.

А тем временем, Алексей Соколов заявляет отвод составу суда. Защитники Алексея согласны с его позицией, а вот все остальные -- против. И опять -- трогательное единение подсудимых, их защитников, прокурора... Судья удаляется в совещательную комнату для разрешения ходатайства, и после небольшого перерыва, посовещавшись сам с собой, отказывает Алексею Соколову в собственном отводе.

Начинается допрос очередного свидетеля обвинения. Это сотрудник ГИБДД, участвовавший в задержании группы лиц у машины с похищенным оборудованием. Он повторяет все, уже сказанное его коллегой. Показывая на Алексея Соколова, он заявляет, что тот похож на одного из задержанных им людей. Впрочем, тут же оговаривается, что прошло много времени и он уже точно не помнит.

Была допрошена свидетельница, подтвердившая что дала свидетельские показания в которых предоставила ложное алиби одному из подсудимых -- Александру Соколову.

Затем встал вопрос о допросе свидетелей защиты Алексея Соколова. Суд огласил телеграммы, в которых свидетели защиты указали, что не смогут приехать на процесс и подтвердили свои письменные показания. Защитники Алексея согласились не допрашивать свидетелей защиты и ограничиться их письменными показаниями.

Алексей тоже поддержал эту позицию, заявив, что и так уже обрек этих людей на большие неприятности: <<Я и так доставил этим людям много проблем. Когда я заявил, что я в тот день я находился у них и они могут это подтвердить и описать мою жизнедеятельность, их не только опросили, но у них еще провели обыск на квартире, выискивали видимо сварочные аппараты в каких-то местах. Я доставил этим людям проблемы и не желаю их еще больше утруждать, не желаю, чтобы они участвовали в процессе>>. Что касается свидетелей обвинения, то Алексей настаивает на их вызове в суд и допросе. При этом Алексей заявил, что будет задавать вопросы свидетелям только в присутствии адвоката Шухардина.

По решению суда, показания свидетелей защиты Копорушкиных, были оглашены. В своих показаниях, бывшая гражданская жена Алексея, Елена Копорушкина, подтвердила, что в ночь с 19 на 20 июня 2004 года (то есть в момент разбойного нападения на <<Уралтермосвар>> в 2004 году) Алексей Соколов находился вместе с ними. Они отмечали день рождения ее отца. Эти показания показались мне логичными и не противоречивыми. Сам отец и его жена, заявили, что события тех дней не помнят, так как прошло много времени.

После показаний свидетелей защиты были оглашены показания свидетеля обвинения Южанина, работавшего в тот момент сотрудником ООО <<Уралтрансгаз>> (<<Уралнефть>> является его дочерним предприятием). Придя на работу, он обнаружил связанного сторожа, помог развязать его и сообщил об этом начальству. После допроса этого свидетеля, суд объявил перерыв в судебном заседании до 9-30 следующего дня.

3 февраля 2010 года. День шестой.

Судебное заседание начинается с того, что Алексей Соколов и его адвокат Роман Качанов пытаются сделать заявление, но это им не удается. Судья Васильев просто затыкает им рот и начинает допрос очередного свидетеля. Соколов и Качанов пытаются объяснить суду, что перед тем, как допросить свидетеля, сначала нужно огласить заявления подсудимого и его защиты, как требует закон. Но судья перебивает их и делает им замечания за нарушение порядка в судебном заседании.

Начинается допрос свидетеля Бурдина, работавшего на предприятии <<Уралнефть>> в должности снабженца. Он рассказывает, что ему известно о хищении в ночь на 22 апреля 2001 года. Он рассказал о том, что придя на работу заметил связанного сторожа, которого еще и подпоили. После чего сразу же было сделано заявление в милицию и были подняты их служба безопасности и генеральный директор. Как оказалось, были похищены буровые трубы, хранящиеся на территории предприятия.

После допроса, суд наконец обратил внимание на подсудимого Соколова и его адвоката. Алексей Соколов сделал заявление о том, что он отказывается от услуг адвоката Качанова, так как его присутствие на суде используется против интересов Алексея. Он потребовал от суда обеспечить его защиту адвокатом Шухардиным.

Судья Васильев весьма эмоционально высказался о Шухардине, который не ставит ни во что всех остальных. Васильев заявил, что уже послал факсом письмо в адвокатскую палату Москвы, так как Шухардин нарушил профессиональную этику адвоката. Он должен был согласовать свой отъезд со своими коллегами -- адвокатами, но этого не сделал. Лично мне не понятно, почему судья так озаботился адвокатской этикой и защитой своих местных адвокатов, назначенных судом, от нехорошего Шухардина. Ведь сами местные адвокаты, представляющие других подсудимых на этом процессе, ничего по этому поводу не заявляли. Все адвокаты люди профессиональные, опытные. Так может они сами между собой разберутся?

Разрядившись на Шухардине, судья немного успокоился и спросил у адвоката Качанова его мнение по заявлению Соколова. Роман это заявление полностью поддержал: <<Я поддерживаю данное ходатайство. На сколько я понимаю, оно заявлено с тем, что действительно мое участие в деле используется судом для нарушения права на защиту моего подзащитного Соколова, имеющего право пользоваться услугами неограниченного количества адвокатов. Вместе с тем, судебное заседание ни вчера, ни сегодня не было перенесено, и на сколько я понимаю и завтра не будет перенесено.

Из той повестки, которую приложил адвокат Шухардин ясно видно, что его судебное заседание назначено на 3 февраля, сегодня как раз 3 февраля. Несмотря на то, что у суда была эта повестка и он мог заранее поставить всех в известность о том, что адвокат Шухардин занят, и перенести судебное заседание. Но суд этого не сделал. Поэтому как адвокат и человек, я поддерживаю данное заявление и считаю, что оно подлежит удовлетворению>>.

Суд, не имея возможности продолжать процесс в отсутствие всех профессиональных защитников (это было бы слишком даже для такого суда), перенес судебное заседание на утро 4 февраля.

Жена Алексея Соколова Гуля, встретилась с Алексеем в ИВС города Сухой Лог. Алексея привезли туда уже после трех часов дня. Пообщавшись с Соколовым, Гуля решила на судебное заседание 4 февраля не являться: заседание должны отложить, так как у Алексея нет ни одного профессионального защитника, а если суд возьмет на себя смелость предложить Соколову защитника по назначению, то он от него откажется.

Так что теперь все защитники Алексея ждут, когда суд перестанет нарушать право Соколова на защиту и организует нормальное судебное заседание с приглашением всех защитников Соколова, включая <<неугодного>> адвоката Шухардина.

Глеб Эделев, специально для ДПН ИНФОРМ, «МСТ-Информ» - Богданович – Екатеринбург, 2 февраля - 4 февраля 2010 года




Архив публикаций    
Читайте также:

29/04/2010 В Екатеринбурге арестован правозащитник Алексей Соколов   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Даниил Хармс

Умер в "Крестах"

23 августа 1941 года арестован за пораженческие настроения (по доносу Антонины Оранжиреевой, знакомой Анны Ахматовой и многолетнего агента НКВД). Чтобы избежать расстрела, симулировал сумасшествие; военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице.









Ссылки