Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Октябрь Поиск:
15 Октября 2011

Эдуард Лимонов: Суд по Манежке - очередная трагикомедия российской истории

13 октября в 11.00 в Тверском суде г. Москвы состоялось очередное заседание по уголовному делу об организации массовых беспорядков на Манежной площади в декабре 2010 г.

На скамье подсудимых пятеро: гражданин Белоруссии Игорь Березюк обвиняемый по 5 статьям УК РФ (ч.3 ст 212, ч.2 ст. 213, ч. 2 ст. 318, ч. 1 ст. 282, ч. 4 ст. 150), Кирилл Унчук, обвиняемый по 3 статьям (ч. 3 ст. 212, ч. 2 ст. 213, ч. 1 ст. 318), Руслан Хубаев, лидер мурманского отделения незарегистрированной партии “Другая Россия”, также обвиняемый по ч. 3 ст. 212, ч. 2 ст. 213, ч. 1 ст. 318 УК РФ. Кроме активистов “Другой России” обвиняемыми по делу являются двое граждан, не имеющих партийной принадлежности - Александр Козевин и Леонид Панин.

Заседание началось с заявления ходатайств адвокатов Леонида Панина и Руслана Хубаева - Михаила Соломахина и Евгения Архипова. Соломахин попросил суд о возможности опросить свидетелей по характеристике личности Панина Татьяну Ускову, коллегу по работе и Людмилу Лагутину, руководителя отдела спорта, непосредственного начальника Панина по месту работы в Детско-юношеском спортивном центре “Медведково”, где Леонид занимался организацией спортивного досуга и преподавал рукопашный бой и славяно-горицкую борьбу подросткам от 14 до 18 лет. Панин имеет специальное образование и дважды проходил учебу в Московском Институте Открытого Образования по педагогической специальности. Соломахин также ходатайствовал о приобщении к делу сведений о семейном положении Панина (на иждивении Леонида находятся престарелые родители, отец - инвалид), а так же служебной характеристики с места его работы. Ходатайства удовлетворены.

Евгений Архипов адвокат, Руслана Хубаева ходатайствовал о вызове для опроса свидетелей: Эдуарда Вениаминовича Лимонова (Савенко), лидера незарегистрированной партии “Другая Россия”, Константина Анатольевича Крылова, главного редактора Агентства Политических Новостей, Владимира (Владлена) Леонидовича Краинова (Тора), лидера “Русского Общественного движения”. Кроме того, Архиповым было заявлено также устное ходатайство о возможности опросить свободного журналиста, бывшего редактора медиа-проектов портала “Грани.ру” Дмитрия Юрьевича Борко, выразившего готовность участвовать в процессе так как он не только был очевидцем, но и смог отснять большой видеоматериал на месте обсуждаемых событий.

Первым из заявленных свидетелей в зал суда был приглашен Эдуард Лимонов. Эдуард Вениаминович рассказал суду об истории и обстоятельствах знакомства с тремя обвиняемыми активистами своей партии, об их личных качествах и своем уважении к ним, тем самым существенно дополнив личностные характеристики Хубаева, Березюка и Унчука. Свидетель рассказал также о своем дне 11 декабря 2010 г., который “не предвещал никаких экстренных событий” и начался так же как любой другой обычный день. Свидетель рассказал, что так же как всегда слушал новости по радио и читал их в интернете, узнал таким образом об убийстве Егора Свиридова, о том, что подозреваемые в убийстве отпущены и что в районе Кронштадтского бульвара собираются люди, желающие почтить память убитого возложением цветов и зажиганием свечей, а так же выразить на траурном митинге свое возмущение произошедшим и высказать требования к властям разобраться в ситуации. Акция планировалась мирной и никаких предпосылок для последовавших далее событий не было. Лимонов подверг критике попытки обвинения настоять на том, что подсудимые на момент событий представляли из себя группу, действовавшую по предварительному сговору. Он пояснил суду, что помимо участия в деятельности оппозиционных организаций “Стратегия-31” и “Другая Россия”, обвиняемые являются еще и футбольными болельщиками, в связи с чем и направились в тот день на Кронштадтский бульвар в Москве. Свидетель, пытаясь отвечать на вопрос, заданный Архиповым о специфике деятельности вышеназванных организаций, об их программных планах и методах политической борьбы, был неоднократно грубо перебит председательствующей судьей Ковалевской в характерной для нее базарно-хамской манере.

“Мы просто собирались зарегистрировать партию и участвовать в выборах”, - поясняет Лимонов. И далее: “События на Манежной площади были неожиданностью для меня, всех участников и для милиции.” Адвокаты задают вопросы о проблеме регистрации партии, о причинах шестикратного отказа со стороны Минюста, о попытках свести политические счеты с “Другой Россией” посредством данного судебного разбирательства. “Причина отказа в регистрации - несоответствие устава партии Конституции Российской Федерации. И это несмотря на факультативность этого документа, несмотря на то, что он регламентирует только внутрипартийную жизнь, в отличие от программы, являющейся необходимой.”

Как только разговор затронул оппозиционную деятельность “Другой России” и противодействие со стороны власти реализации законных прав незарегистрированной партии, судья Ковалевская стала снимать без аргументации все вопросы защиты к свидетелю: “Все вопросы о партии снимаются.”

Далее вопросы свидетелю задавал Руслан Хубаев:

Р.Х.: “Это первый случай судебной расправы по политическим мотивам?”

Ковалевская: “Вопрос снимается.”

Р.Х.: “Переформулирую. Это первый случай предъявления обвинения представителям оппозиции по ст. 282?”

Лимонов начал отвечать на вопрос Хубаева, но был нагло перебит Ковалевской: “Не надо тут напоминать, что такое ст. 282. Вы в суде показания даете, а не перед журналистами выступаете.”

Ковалевская: “А вы знали о планах своих активистов пойти на Манежную площадь?”

Далее прозвучала самая главная для меня фраза Эдуарда Вениаминовича: “Нет, я не знал, а если бы знал - запретил бы.”

Следующим опрашивался свидетель защиты Владимир Тор лидер “Русского Общественного движения”, представившийся суду как “русский националист”. Тор пояснил суду, что события с его точки зрения не носили организованного характера и были абсолютно хаотическими. Судья Ковалевская сняла вопрос адвокатов о предшествовавших беспорядкам событии с аргументом, что “это не относится к делу.” Руслан Хубаев, возразивший судье, что “нам вменяются действия по предварительному сговору, так что все предшествовавшие события имеют отношение к делу” получил ответ суда: “Ваше замечание внесено в протокол, но вопрос снимается.” Тор рассказал, что ключевой причиной случившегося с его точки зрения была некомпетентность, а иными словами - бездействие власти и правоохранительных органов, даже не попытавшихся объясниться с гражданами, требующими справедливого расследования и суда над убийцами Егора Свиридова. Что до событий непосредственно на Манежной площади Тор рассказал суду, что “сотрудники милиции провоцировали насилие т.к. в ответ на справедливое требование собравшихся соблюдать закон, ОМОН переходил в атаку.” Так, например, он стал очевидцем того, как сотрудники милиции сбил шапку и очки с Руслана Хубаева, как был сбит с ног Игорь Березюк, как Леонид Панин поднимался с земли с разбитым и залитым кровью лицом и др. подтверждения насилия в отношении обычных граждан со стороны милиции. По словам Тора, коридор для выхода с площади не был создан и тем самым безопасность граждан, как и самих сотрудников милиции не была обеспечена. Также Тор особо подчеркнул, что представляя националистические силы, точно знает, кто к ним относится, и заявил, что партия Эдуарда Лимонова не имеет никакого отношения к правому движению в России. Свидетель рассказал, что видел на площади представителей проправительственных молодежных движения “Молодая гвардия”. Хубаев задал несколько вопросов свидетелю относительно звучавших на площади лозунгов правого толка: “Русские вперед!” и “Россия для русских, Москва для москвичей!”, об их смысле и вариантах интерпретации. Свидетель пояснил что лозунг “Русские вперед!” является традиционным лозунгом футбольного движения и содержит исключительно призыв к солидарности и единению. На вопрос Ковалевской тождественен ли лозунг “Россия для русских, Москва для москвичей!” смыслу “Россия только для русских”, свидетель ответил отрицательно, пояснив, что “будет хорошо русским, будет хорошо и всем остальным.”

Заседание возобновилось после перерыва в 14.30 ходатайством Кирилла Унчука о привлечении Дарьи Дорохиной к процессу как общественного защитника. Дорохина представляет компанию “Правовая поддержка бизнеса”, имеет юридическое образование и предложила свою помощь в поиске, сборе, систематизации информации по делу стороне защиты, однако суд отказал в этом, сославшись на нецелесообразность предложения. Заседание продолжилось показаниями Константина Крылова, главного редактора АПН, также бывшего очевидцем большей части событий того дня. Свидетель так же как и его предшественники восстановил хронологию событий на Кронштадтском бульваре и далее на площади, подтвердил мирный характер траурного митинга, отсутствие призывов к насилию в толпе, и подчеркнул, что “никто из обвиняемых не совершал никаких насильственных действий.” Свидетель также категорически опроверг причастность и вообще участие “Другой России” в организации беспорядков. Свидетель особо подчеркнул, что инициатива применения насилия четко исходила от сотрудников правоохранительных органов, а так же процитировал крик из рации какого-то милицейского начальника: немедленно сделать то-то и то-то, так как это прямое требование Путина. Крылов рассказал о том, что сотрудники милиции и ОМОНа, будучи представителями власти на площади, не предпринимали никаких попыток вступить в диалог с гражданами, требовавшими справедливости, а предпочли применить спецсредства и силу по отношению к собравшимся.

Следующим опрашивался свидетель Дмитрий Борко, представившийся свободным журналистом, на момент рассматриваемых событий работавший главным редактором мультимедийного проекта информационного портала “Грани.ру”. Борко рассказал, что посетил в день событий и Кронштадтский бульвар и Манежную площадь как видео-журналист и имеет большой объем отснятого видео, могущего стать материалом дела и опровергнуть доводы обвинения. Свидетель своими показаниями подтвердил и дополнил все ранее сказанное другими очевидцами событий. Рассказал про несколько волн наступления ОМОНа на мирную толпу, про Руслана Хубаева который “ничего не делал, ходил с отрешенным видом.” Рассказал про Игоря Березюка, пытавшегося оказать помощь человеку без сознания лежащему на земле и про сотрудника милиции, оттаскивавшего Березюка вместо того, чтобы вызвать скорую помощь.

Хубаев: Кто-то из обвиняемых подстрекал толпу к насилию над сотрудниками милиции? Свидетель: Нет, да и едва ли это было бы возможно в той ситуации. Хотя провокации были. Хубаев: Возможно ли опознать возможных провокаторов по вашим видеоматериалам? Свидетель: Да. Ковалевская: Вопрос снимается, как не конкретный. Хубаев: Я конкретизирую: можно ли установить принадлежность возможных провокаторов к каким-либо организациям или движениям по вашим видеоматериалам? Свидетель: Больше всего они напоминали оперативных сотрудников, а не активистов. Адвокат Аграновский: Кто первым применил насилие? Свидетель: ОМОН атаковал толпу. Аграновский: Есть ли в ваших видеоматериалах свидетельство того как ОМОН врезается в толпу и применяет спецсредства? Свидетель: Да. Аграновский: Вы заметили активистов каких-либо движений или организаций на площади, кроме активистов “Другой России”? Свидетель: Да, я видел националистов и “Молодую гвардию”. Хубаев: Звучал ли на площади лозунг “Русские, вперед!”? Свидетель: Да, это один из традиционных лозунгов футбольных болельщиков. Хубаев: Был ли этот лозунг призывом к совершению насильственных действий в отношении сотрудников милиции? Ковалевская: Вопрос снимается т.к. носит оценочный характер. Хубаев: Что значит снимается?! Меня судят за этот “оценочный характер”.

Далее опрашивалась Наталья Валентиновна Антипова, мать обвиняемого Александра Козевина. Адвокат Козевина Викторов задавал свидетелю вопросы, касающиеся личностной характеристики подсудимого. Судья и обвинитель вели себя грубо и некорректно по отношению к свидетелю, допуская омерзительные выпады в ее адрес. Все вопросы, заданные обвинителем и судьей носили провокационный характер и были попыткой публичного надругательства. Полагаю, что только безнаказанность может быть причиной этого, ставшего классическим для судей Тверского суда поведения. Мать Александра охарактеризовала его положительно и подчеркнула, что он никогда не состоял ни в одной общественно-политической организации.

После окончания опросов свидетелей адвокат Архипов зачитал суду ходатайства:

1. о вызове в качестве свидетеля генерал-майора Хаустова Вячеслава Васильевича, начальника Центра специального назначения сил оперативного реагирования ГУ МВД России по г. Москве,

2. о вызове в качестве свидетеля премьер-министра РФ Путина Владимира Владимировича, поддержавшего требования митингующих по скорейшему расследованию убийства Егора Свиридова,

3. о вызове в качестве свидетеля Колокольцева Владимира Александровича, начальника ГУВД г. Москвы,

4. о вызове в качестве свидетеля Нургалиева Рашида Гумаровича, министра внутренних дел РФ,

5. о вызове в качестве свидетеля Медведева Дмитрия Анатольевича, президента РФ,

6. о вызове в качестве свидетеля Бирюкова Виктора Степановича, начальника Управления информации и общественных связей ГУВД по г. Москве.

Обвинитель попросил суд отказать в вызове обозначенных свидетелей в связи с тем, что “эти лица не могут прояснить ничего существенного по обстоятельствам дела”, добавив, что “юридическую оценку действиям обвиняемых даст суд”.

Руслан Хубаев ходатайствует о вызове в суд в качестве свидетеля по делу Бастрыкина Александра Ивановича, генерал-полковника юстиции, председателя Следственного комитета РФ. Вызов свидетеля обусловлен тем, Бастрыкин будучи высокопоставленным представителем СК позволил себе публично утверждать виновность подсудимых на стадии досудебного следствия, нарушив тем самым ст. 49 Конституции РФ, предопределив ход процесса и придав разбирательству обвинительный характер. Так же Хубаев попросил суд о вызове для разъяснений о результатов проведенной ими экспертизы специалистов экспертной комиссии Сладкову и Щенникова. Хубаев также намерен оспорить сам профессиональный статус указанных лиц в связи с недостоверностью полученных ими данных и отсутствием у них необходимого опыта работы. Напомню, что стаж работы экспертов 9 месяцев.

Также адвокаты ходатайствовали об оглашении показаний засекреченных свидетелей Сергеева, Шатова и Чикова, полученные в ходе предварительного следствия по делу. В связи с отсутствием единой позиции защиты по этому ходатайству, оно отклонено.

Дмитрием Аграновским было заявлено ходатайство о признании показаний несовершеннолетнего Ильи Кубракова недопустимыми доказательствами в связи с незаконность процедуры их получения и добровольным отказом от них который Кубраков заявил на предыдущем заседании суда. Напомню, что все сведения, полученные от него с момента задержания, добыты под давлением, психологическим и физическим. Так, в день ареста он подвергся многочасовому допросу без адвоката и без законного представителя несовершеннолетнего (родителей, например.) Необходимо подчеркнуть еще и факт отказа в очной ставке между Кубраковым и Березюком, о чем адвокат Аграновский неоднократно заявлял. Аграновский отметил, что все это является нарушением права Игоря Березюка на защиту и нарушением равенства сторон, т.к. защита не имеет возможности допросить свидетеля в том же объеме, в каком это было доступно обвинению.

Обвинитель попросил суд отклонить ходатайство с красноречивым аргументом: “следствие не ограничено в выборе средств, методов и порядка проведения допроса.”

Аграновский заявил ходатайство о проведении комплексной медико-технической экспертизы по обстоятельствам и возможности получения травмы головы сотрудника ОМОНа Наумова. Аграновский также просил суд уточнить место проведения имеющейся в материалах дела экспертизы и о возможности поставить дополнительные вопросы перед проводившем ее экспертом Костиным. Напомню, что Наумов обратился с травмой, якобы нанесенной ему Игорем Березюком 17 декабря 2010, то есть через неделю после событий, ее повлекших. Тогда, ему не был выдан даже больничный лист т.к. врач не усмотрел для этого достаточных оснований. Однако “нужный” диагноз ему был поставлен уже 20 декабря. Суд отказал в удовлетворении ходатайства, но обратил внимание на аргументы Аграновского.

Далее адвокат Архипов заявил ходатайство о приобщении к материалам дела видеозаписи диалога между Русланом Хубаевым и Виктором Бирюковым, а так же о просмотре ее в зале заседания.

Обвинитель высказался против удовлетворения, сказав, что “это не относится к предмету доказывания.”

Резюмируя изложенное, напоминаю, что за все время судебного следствия по уголовному делу обвинение не привело ни одного достоверного довода в пользу вины подсудимых.

Следующее заседание по делу назначено на 18 октября на 14.00

«Свободная война» - 12.10.11




Архив публикаций    
Читайте также:

01/11/2011 Членов «Другой России» обвинили в организации беспорядков на Манежной площади   -   Главное /

28/03/2011    -   Дела / Дела и судьбы /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение Интербригады (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Печуро Сусанна

25 лет ИТЛ

Многочисленные пересылки, этапы, смена 11 тюрем и 7 лагерей. В разработках МГБ ей предназначалась роль связной «сионистского центра». Погружение в море человеческого горя, унижения и безысходности. Знакомство с реальной историей страны.









Ссылки