Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Дела и судьбы / Дела Поиск:

Таганское дело

«Дело о драке у Таганского суда», с момента первых арестов и до приговора, вынесенного всё тем же Таганским судом г. Москвы, 24-го апреля 2008 года, длилось без малого два года. Во многом «таганское дело» не отличалось от десятков предыдущих: у Организации богатый судебно-тюремный опыт, казалось бы, нас трудно удивить цинизмом отечественной правовой системы. И всё же, было в этом «деле» и нечто новое

«Дело о драке у Таганского суда», с момента первых арестов и до приговора, вынесенного всё тем же Таганским судом г. Москвы, 24-го апреля 2008 года, длилось без малого два года. Во многом «таганское дело» не отличалось от десятков предыдущих: у Организации богатый судебно-тюремный опыт, казалось бы, нас трудно удивить цинизмом отечественной правовой системы. И всё же, было в этом «деле» и нечто новое: власть держала наших товарищей в тюрьме именно как заложников, ожидая окончания всех думских и президентских избирательных кампаний. Только этим, и более ничем, объясняется та неторопливость, с которой расследовалось и разбиралось в суде «таганское дело».

14 апреля наши товарищи произнесли на процессе в Таганском суде своё «последнее слово». Мы публикуем их выступление с незначительными сокращениями.

материал подготовлен Натальей Требухиной

Роман Попков

Уважаемый суд, вступая в 1999 году в Национал-Большевистскую Партию, я знал, что борьба за справедливость в нашей стране не будет легкой. Нынешнее государство болезненно самолюбиво, жестоко и мстительно. Оно не хочет и не умеет относиться к своим оппонентам цивилизованно. Мало того, что власть презирает народ и плюет на его интересы, она еще и фанатично ненавидит тех, кто пытается оградить народ от обид и унижений.

Когда мы защищали русских ветеранов войны в Прибалтике, российские спецслужбы сфабриковали против нас первые уголовные дела. Когда мы отстаивали право на льготы наших несчастных ограбленных стариков в России, нашисты запасались арматурой, чтобы ломать нам кости. Когда мы проводили акции в защиту увольняемых рабочих на замерзающих автозаводах, нас расстреливали резиновыми пулями у дверей нашего штаба. Всего этого показалось мало: нас решили запретить, аннулировать, стереть само имя нашей партии. Мы пришли за справедливостью в суд, и у дверей суда обнаглевшая от безнаказанности толпа наемников попыталась втоптать нас в асфальт. Впервые тогда преступники получили адекватный отпор, и наиболее активные из них были задержаны.

Однако наши надежды на то, что злоумышленники понесут заслуженное наказание, не оправдались. Стараниями УФСБ по городу Москве, центра Т, ГСУ при ГУВД и иных силовых структур, события приняли парадоксальный для нормального восприятия оборот. Наблюдая в течение почти двух лет за действиями ГСУ и прокуратуры, я убеждаюсь в том, что идейные вдохновители этого процесса нас боятся и ненавидят. Какой страх нужно испытывать перед нами, чтобы любыми способами, несмотря ни на что продолжать удерживать нас за решеткой? Как нужно нас ненавидеть, чтобы с маниакальным упорством, растоптав логику, факты, здравый смысл, по-прежнему громоздить баррикады лжи, выдавать белое за черное, черное за белое, крышевать преступников и отморозков? Этот процесс неправеден, ваша честь!

Мы не питаем особых иллюзий по поводу его исхода. В нашей стране губернаторы и генералы могут безнаказанно давить простых людей своими лимузинами. В нашей стране вчерашние бандиты запросто становятся президентами национальных республик и нанимают себе в личную гвардию таких же вчерашних бандитов. В нашей стране газпромовская олигархия купается в роскоши, в то время как большая часть народа живет в средневековой нищете. А удел несогласных в нынешней России – это тюрьмы, зоны, ОМОНовские дубинки.

Россию вновь стремятся превратить в «страну рабов, страну господ», как писал классик. Мы поставили своей целью демонтировать этот неправедный и несправедливый строй. Поэтому мы здесь. Наше присутствие на воле неприемлемо для сильных мира сего. Мы не боимся тюрьмы, ваша честь, мы готовы ко всему. Наша совесть чиста. За те годы, которые мы провели на свободе, мы многого успели добиться.

Мы знаем, что если русские ветераны сегодня в Риге не сидят в камерах, если наши несчастные старики имеют льготы по-прежнему, в этом есть и наша заслуга. Если рабочие на ГАЗе имеют работу, в этом тоже есть наша заслуга. У нас есть, что предъявить на суде Истории. А что в свое оправдание предъявят люди в голубых мундирах – большая загадка. Есть уникальный шанс спасти остатки престижа государства, которое уже презирает весь мир за то, что оно жестоко относится к собственному народу. У вас есть шанс наплевать на телефонное право, на стойкое убеждение народа в несправедливости судебной системы и вынести честное и справедливое решение. У меня всё.

Алексей Макаров

Уважаемый суд, во-первых я хочу сказать, что, поскольку мы находимся под стражей по политическим мотивам, то, что мне уважаемый прокурор запросила наименьший срок, – уже является несправедливостью, поскольку я ненавижу эту власть ничуть не меньше, чем мои товарищи, поэтому прошу эту несправедливость исправить.

Я оказался под стражей, вовсе не потому что якобы совершал хулиганские действия 13 апреля 2006 года около Таганского суда. Под стражей я оказался, поскольку был одним из самых видных активистов Национал-Большевистской Партии, поскольку принимал участие во многих политических акциях: в акции в Никулинском суде 20 декабря 2005 года, в акции в заводоуправлении ГАЗа 25 января 2006 года, в акции в Савеловском военкомате 6 февраля 2006 года, в акции в приемной Сергея Иванова 21 февраля 2006, в акции в отделении Сбербанка 17 марта 2006 года, в акции в здании администрации Смоленской области 1 мая 2006 года, в акции на Всемирном газетном конгрессе 5 июля 2006 года.

После этих акций сотрудники ФСБ неоднократно угрожали мне тюремным заключением. После акции на Всемирном газетном конгрессе небезызвестный Андрей «Чечен» сказал мне прямым текстом, что скоро меня посадят. Я ненавижу режим Путина и его преемника Медведева. Ненавижу по многим причинам. Говорить о них можно долго, и сейчас это не имеет смысла. Главная причина одна: эти люди издеваются над моей Родиной. Борьбе с этой властью я отдавал все свои силы до того, как оказался под стражей, с еще большей силой и еще большей верой в правоту нашего дела я продолжу ее после освобождения, когда бы оно ни наступило. Я могу лишь гордиться тем, что в государстве РФ я нахожусь под стражей за мои политические убеждения, поскольку в таком государстве это удел достойного человека, неравнодушного к судьбе своей страны.

В заключение скажу, что у меня и моих товарищей есть честь, у меня и моих товарищей есть вера. Чести нет у офицеров ФСБ, лживо сфабриковавших это уголовное дело. Чести нет у так называемых «потерпевших» и «свидетелей», у которых не хватило мужества явиться в судебное заседание. У национал-большевиков можно отнять свободу, отнять жизнь, но наша честь останется с нами. Нас не остановят никакие испытания. Ибо нет ничего крепче нашей веры. Наша победа близка. Да, Смерть!

Назир Магомедов

Друзья! Ваша честь! Нас сначала обвиняли, потом судили и вот теперь хотят приговорить.

Вот уже почти два года, как тянется все это. Почти два года прокуратура пыталась всех нас убедить в том, что мы обвиняемся исключительно в уголовном преступлении. Можем ли мы с этим согласиться? Безусловно – нет, ибо предметом рассмотрения здесь, на суде, являлась, прежде всего, наша политическая деятельность.

Посмотрим, что интересовало суд: прежде всего, наши идеи, наши цели, когда мы вступили в НБП, и за что партию запретили… Даже когда рассматривался вопрос об изменении меры пресечения, единственным аргументом стороны обвинения были административные задержания на митингах, пикетах, за распространение листовок, участие в политических конференциях, политических акциях.

Политическую составляющую доказывает и то, чем закончилось судебное разбирательство. На выборах, чтобы победить, вбрасывают фальшивые бюллетени. Это известно. На прениях сторон обвинение нагло вбросило фальшивые доказательства, о чем я уже говорил ранее. И что же произошло дальше? А в принципе, ничего не произошло: судья молчит, а прокурор продолжает спокойно ходить на заседания и при этом не краснеть. Буду предельно откровенен: настоящий офицер после такого разоблачения застрелился бы. Но капитан Кожекина… если я не ошибаюсь… она офицер всего лишь по форме, а не по сути.

Верю ли я, что суд в своем решении будет независимым и справедливым? Нет, не верю. Если бы суд был действительно независимым, то я и мои товарищи давно находились бы на свободе, а уголовное дело за отсутствием состава преступления было бы прекращено. Тем более факты, говорящие об отсутствии состава преступления были известны еще на третьем или четвертом заседаниях. Политические процессы справедливыми не бывают, на то они и политические. Тем более в нашей стране...

Однако, я считаю, что у суда все же есть возможность… ну, если хотите, есть шанс доказать свою независимость. Проще говоря, показать, то, что судья не является простым исполнителем злой воли прокурора. Судья Иванова, Вас приглашает на свидание История! Я советую Вам прийти, так как История не любит, когда ей отказывают, и уж тем более она этого не прощает. Всё.

Владимир Титов

Уважаемый суд! Уважаемые участники процесса, дорогие товарищи! Настоящее уголовное дело, по которому все мы проходим в качестве подсудимых, является сфабрикованным. Я заявляю это со всей ответственностью, совершенно официально. Тот документ, который называется обвинительным заключением, по сути своей не является результатом расследования (то есть тщательного и беспристрастного анализа всех фактов, свидетельств и доказательств), но является продуктом фабрикации. Круг виновных, как и сама наша виновность, были предопределены изначально. Я могу сказать с точностью до даты – 19 апреля 2006 года, когда данное дело было взято из Таганского ОВД и попало в распоряжение ГСУ. Виновность определилась в зависимости от партийной принадлежности.

Имеющиеся в распоряжении следствия факты и свидетельства были тщательно отсортированы. Те, которые недвусмысленно указывали на нашу невиновность (а таковых было большинство) были отброшены и проигнорированы. Те же, которые можно было при большом старании и живом воображении истолковать как подтверждение нашей злодейской сущности, были тщательно подобраны один к другому и скомпилированы в бредоподобную историю. Историю о том, как мы вступили в преступный сговор и закупили средства самообороны, затем пришли к Таганскому суду, почему-то выбрав вот такое не самое удачное место и время – утро буднего дня, постояли, осмотрелись и принялись избивать совершенно случайных людей.

Но тут возникает вопрос: а кому и зачем было нужно фабриковать против нас уголовное дело? Ответ лежит на поверхности: причина фабрикации данного уголовного дела в нашей активной общественно-политической деятельности, о чём уже говорили выступавшие до меня ораторы.

Да, национал-большевики находятся в оппозиции к действующей власти, и у нас много претензий к проводимому курсу. Мы, например, считаем неприемлемой ситуацию, когда в одной из богатейших стран мира, недавно вышедшей на второе место по числу долларовых миллиардеров, имеющей золотовалютный резерв, достигающий 500 млрд. долларов и почти трёх триллионов рублей в стабилизационном фонде, миллионы граждан (если не десятки миллионов) живут за чертой бедности, имея доход, которого едва хватает на оплату услуг ЖКХ, на транспорт, на питание и приобретение товаров первой необходимости. Мы выступаем за справедливое распределение государственного дохода, за общенациональный контроль над этим распределением, за эффективное преодоление массовой бедности.

Нас также не устраивает совершенно беспринципная внешняя политика РФ, которую некоторые легкомысленные граждане называют великодержавной. Нет никаких признаков великодержавности в том, что РФ душит газовой блокадой братские славянские республики Украину и Белоруссию, в то время как великодушно простила многомиллиардные долги Ираку и Афганистану, досрочно погасила долг Парижскому клубу. Однако, внутренний долг – долг вкладчикам Сбербанка РФ, пострадавшим в результате гайдаровских реформ, так до сих пор и не погашен. И не будет погашен при нынешнем режиме.

Мы не считаем свидетельством ответственной державной политики России то, что отовсюду, где они ещё оставались, выведены российские военные базы. Из Йемена, из Вьетнама, с Кубы… Недавно были выведены последние военные базы из Грузии, причём это совершенно позорным образом совпало с пиком российско-грузинского противостояния, и, разумеется, иначе как позорное поражение России это расцениваться не может. Врагам мы помогаем, короче говоря.

По нашему убеждению, беспринципная внешняя политика РФ имеет три основных стратегических направления. Это обслуживание интересов отечественных экспортёров нефти и газа. Второе – это разборки с международными демократическими организациями, которые упрекают российское правительство в недостатке демократии. Ну и третье – это чисто провокационные выходки на потеху плебсу наподобие демонстрации «кузькиной матери» то Великобритании, то Эстонии.

Национал-большевики, напротив, выступают за последовательную державную политику. За защиту русских и русскоязычного населения в ближнем и дальнем зарубежье, за однозначную смелую и действенную поддержку наших союзников и за корректные, но последовательные противодействия государственным соперникам России.

Также мы решительно не приемлем того, что вот уже 10-12 лет в России продолжается свертывание демократии. Урезание гражданских прав и свобод. Мы прямо говорим правительству: «Господа чиновники и олигархи! Не надо считать российский народ стадом недоумков, которых можно держать на коротком поводке и периодически пороть хлыстом – чтобы не забывались».

Ни в коем случае свобода не является антитезой ни внутреннему порядку, ни безопасности и процветанию. Дайте российскому народу реальную политическую гражданскую свободу, свободу прессы, свободу выбора руководителей на всех уровнях, свободу контроля над проведением выборов. И тогда в ближайшие 3-5 лет Россия станет самой привлекательной в мире страной.

Коль скоро мы находимся в оппозиции к правительству, то правительство тоже не приветствует нашу деятельность. Ну что же, мы, как организация, всегда были готовы к цивилизованной политической дискуссии, но почему-то наши оппоненты, обличенные чинами и должностями, никогда не хотели идти на диалог. В последние годы в России произошло смешение таких понятий как «патриот» и «верноподданный холоп», «оппозиционер» и «экстремист». А «экстремист», по новейшему уголовному законодательству - это преступник. Говоря начистоту, даже не преступник, а исчадие ада, к которому не применимы законы ни божеские, ни человеческие.

Национал-большевиков выталкивали из легального политического поля и всячески препятствовали их законной политической деятельности. Устраивали провокации силами наёмного быдла, калечили и убивали. Примеров тому приводилась масса. Один из способов борьбы с так называемой экстремистской угрозой – это фабрикация уголовных дел.

Ваша честь, действия обвиняемых были исключительно в рамках закона и, как справедливо заметил в ходе прений адвокат Тарасов, должны квалифицироваться по ст. 37 УК: «необходимая самооборона». А это является обстоятельством исключающим преступность деяния. Следовательно, в наших действиях отсутствует состав преступления. Мы должны быть полностью оправданы и освобождены из-под стражи. Мы лишены свободы совершенно безосновательно. И вдвойне необоснованным и незаконным будет приговор, который назначит нам наказание за преступление, которого мы не совершали.

Уважаемый суд, мы живём в ХХI веке, в демократической стране, однако, ещё наши языческие предки, не принявшие христианства, не знавшие слова «демократия», знали, что тот, кто вольно или невольно творит противное правде богов, способствует умножению неправды в мире и служит тёмным силам мирового зла. Применительно к нашему случаю я скажу, что если семеро совершенно невиновных останутся за решёткой ещё на некоторое время после приговора, Российское государство и общество ничего не выиграет. Выиграют как раз те враждебные России тёмные силы, которые вербуют мелкую шпану в банды для совершения политических провокаций, организуют террористические акции против патриотов и не остановятся перед тем, чтобы под лозунгами защиты государственности (а на самом деле во имя защиты своих шкурных интересов) развязать в стране уже полномасштабную гражданскую войну. Обвинительный приговор по настоящему уголовному делу станет их победой. Увы, очередной и не последней.

Ваша честь, я не прошу ни жалости, ни снисхождения, потому что я не считаю ни себя, ни своих товарищей преступниками. Я призываю Вас к справедливости. Заканчивая своё выступление, прошу вынести по настоящему делу единственно возможный оправдательный приговор и освободить из-под стражи всех подсудимых. Благодарю за внимание.

Сергей Медведев

За почти два года пока этот процесс идет, я думаю, ни у кого не осталось сомнений, что он носит заказной политический характер. Это видно из материалов уголовного дела, это видно за видеозаписи с камер наружного наблюдения. Достаточно, я думаю, было и свидетелей послушать... То есть видно, что нас преследуют за наши политические убеждения, дело явно заказное.

Все это время мы находимся под стражей, хотя к этому никаких оснований не было и нет, поскольку практически все мы имеем место жительства в Москве и положительно характеризуемся. Аналогичная ситуация в деле не связанном с политикой разрешается подпиской о невыезде и оканчивается для подсудимых условным наказанием.

Хочу сказать о сроках, которые запросила для нас прокуратура. За все время со мной не один десяток человек в камере находился, и все получали такие срока за преступления, намного более тяжелые: за разбой, за попытку убийства получали 4 или 5 лет. А у нас – за хулиганство, и это с учетом того, что все мы ранее не судимы, со всеми нашими положительными характеристиками.

Виновным себя, естественно, я не признаю. Защищал я своих товарищей и себя. И если в моей жизни еще сложится такая ситуация, как было 13 апреля 2006 года, я поступлю точно так же. У меня всё.

Дмитрий Елизаров

Моими товарищами все уже было высказано в настолько полном объеме, что добавить мне, пожалуй, нечего.

Елена Боровская

Сначала я хочу сделать небольшое вступление о травматическом оружии. Так называемый потерпевший, а на самом деле один из погромщиков – Захаров, изображая жертву (и, тем самым, уходя от ответственности), утверждает, что в него стреляли из травматического пистолета. При этом 14 апреля, на следующий день после события, врач из Электростали отметил у него лишь синяк на рёбрах якобы от резиновой пули, но не рваную или саднённую рану, не переломы и не трещины в костях. Я просто прошу сравнить вот этот синяк с данными статистики по жертвам применения травматического оружия. Причём я отмечу, что Захаров не был госпитализирован и кроме электростальской поликлиники к врачам более не обращался.

А теперь – непосредственно последнее слово.

Самое страшное, что теперь может произойти, уже не имеет отношения к срокам и судьбам подсудимых. Самое страшное, если уважаемым судом не будет дано должного определения действиям так называемых потерпевших и их соучастников – «свидетелей» обвинения. Самое страшное, если не будет дано должного определения действиям следствия, покрывавшего настоящих погромщиков как путём инвертации их в пострадавшую сторону, так и путём разваливания и не расследования уголовных дел, возбуждённых в отношении нападавших до этого. Именно это укрывательство и привело к тому, что опьяненные безнаказанностью погромщики успешно совершали свои преступления. И события 13 апреля 2006 года – прямое следствие молчаливого потакания, крышевания преступников со стороны ГСУ и кооперированных с ними силовых ведомств. Я думаю, бессмысленно напоминать, что ряд сотрудников этих ведомств оказался прямо причастен к организации провокации у стен Таганского суда 13 апреля 2006 года. Иначе почему господин Кудряшкин и иже с ним устранились от какого-либо общения с милицией у стен Таганского суда, от каких-либо следственных действий на месте происшествия? А затем, вместо того чтобы выступить, допустим, в качестве свидетеля или потерпевшего, например, господин Кудряшкин осуществлял оперативное сопровождение следователя, вместе со своими коллегами давал ГСУ установки: вот того брать, а этого не брать, вот это вот – потерпевшие, а это вот – виновные.

Сейчас слово за уважаемым судом. Приговор, каким бы он ни был, не должен стать сигналом, отмашкой погромщикам и их кураторам: нападайте, убивайте, ничего не бойтесь – вас прикроют. Потому что в таком случае, убедившись в своей безнаказанности, наёмные погромщики из всяких «Местных», «Наших» и т.д. пойдут дальше, и будет кровь, будут новые проломленные головы, будут тихие убийства у подъезда. В конце концов, рядовые исполнители сами начнут проявлять инициативу вне прямых заказов их кураторов. Они будут постепенно выходить из-под контроля. Замалчивать такое не удастся, и лицо российской государственности почернеет от позора и пролитой крови. Эскалация сегодняшней несправедливости завтра повлечёт за собой очередную эскалацию насилия. Это не приведёт к добру, и поэтому я прошу уважаемый суд о необходимом определении в адрес погромщиков, а также следствия ГСУ, которое тенденциозно и политически ангажированно расследовало настоящее дело и систематечески саботировало иные дела, которые связаны с нападениями на представителей НБП и прочих оппозиционных организаций.

Кроме того, я прошу уважаемый суд об определении о недопустимости провокаций как метода оперативной работы, использованного при участии сотрудников силовых структур 13 апреля 2006 года. Я прошу уважаемый суд пресечь дальнейшее попустительство и безнаказанность погромщиков. Это самое главное. Это задача не только юридическая, но много шире – социальная, гражданско-правовая. У общества есть потребность в такой оценке, потому что внутренняя ситуация в России к этому давно уже подошла.

В контексте вышесказанного мной, я считаю необходимым заметить, как безобразно наивен и глуп тот, кто считает, что проблему существования и функционирования неудобной оппозиции возможно решить путём систематических избиений, убийств, фабрикацией уголовных дел и иными методами репрессивно-противозаконного характера. Порой от представителей властных структур можно услышать сетования, что-де оппозиции у нас нет, но нам нужна оппозиция, необходимо предпринимать меры по её созданию… Господа! Вот о какой оппозиции вы ведёте речь? Не говоря уже о политическом сегменте от КПРФ до НБП, даже абсолютно прокремлёвское формирование «Справедливая Россия» выдавливается в регионах единороссами и не в меру ретивыми администраторами столь же жёсткими и незаконными методами, какие применяются и в отношении нас. О какой оппозиции вы говорите, когда удушается на корню любая попытка критики, когда любая инициатива упирается в стену административных препон, незаконность которых очевидна не только специалистам-правоведам, но и обществу в целом? Но никто не несёт ответственности за таковые превышения должностных полномочий и фальсификации. Какая оппозиция вам нужна, если от реально существующих оппозиционных движений вы отворачиваетесь, начисто отметая саму возможность конструктивного диалога, к которому вы призываете, но предпочитаете гнобить и мочить в сортирах.

Какую оппозицию хочет себе власть? Её стараниями почему-то неуклонно растёт количество знатоков тюремной жизни. У нас в стране оппозиция плавно перекочёвывает за решётку. При таких условиях любой самостоятельно мыслящий человек постепенно скатывается в сторону тюрьмы. Может быть, вы хотите себе тюремную оппозицию?

Господа, хотящие оппозиции, вы сами бежите от конструктивного диалога, вы отворачиваетесь от народа, который, в вашем понимании, лишь досадное приложение к газовым и нефтяным трубам, и чьё имя вы поминаете всуе только тогда, когда того требуют задачи public relations. Вы сами выбираете вместо слов дубинки, биты, тюрьмы. Вы творите ложь и несправедливость и проливаете кровь. Однажды ваше чувство безнаказанности вас подведёт, и тогда-то, создав миф об «оранжевой угрозе» и развернув полномасштабную борьбу с ним, вы получите реальную революционную ситуацию. Умножаемое вами насилие и несправедливость достигнут своей критической массы, и вас не спасёт никакая «ликующая гопота» и иные уловки. Вы сами создаёте сегодня такое своё будущее.

Если кто-то полагает, что нас можно запугать, нейтрализовать, уничтожить с помощью орды гопников или тюрьмы, тот патологически ошибается выдавая желаемое за действительное. Из тюрем мы рано или поздно выйдем ещё более убежденными в необходимости борьбы с несправедливостью. Избавиться от каждого из нас по отдельности можно, лишь уничтожив физически, но и тогда на место каждого из нас встанут десятки других, и они будут ещё лучше тех, кто выпал. Я в этом убеждена, потому что никогда не иссякнут люди, которые не умеют жить с закрытыми глазами.

Весь парадокс нашего дела состоит в том, что нас судят фактически за то, что мы осуществили своё конституционное право на жизнь. За то, что мы посмели себя защитить, за то, что посмели пресечь противоправные действия в отношении нас и – о, ужас! – посмели ещё и задержать правонарушителей, этих доблестных борцов с «оранжевой чумой», причём задержать совместно с милицией. Неужели стороне обвинения нужно ничуть не меньше, чем пробитая голова, а окровавленного лица – недостаточно?

И всё это в сумме своей разве не есть натуральный государственный террор?

Заканчиваю тем, с чего начала. Я прошу уважаемый суд принять такое решение, которое не стало бы очередным посланием, угрозой несогласным: «Заткнись и дай себя убить, иначе сядешь в тюрьму». Которое не стало бы сигналом погромщикам: «Продолжайте, ребята, дальше, всё в порядке». Не создавайте судебный прецедент одобрения действий погромщиков, это будет страшно для общества и его устоев.

24-го апреля судья Елена Иванова огласила приговор: Роман Попков – 2 года, 3 месяца; Алексей Макаров – 2 года; Назир Магомедов – 2 года, 3 месяца; Владимир Титов - 2 года, 3 месяца; Сергей Медведев – 2 года, 6 месяцев; Дмитрий Елизаров – 1 год, 6 месяцев; Елена Боровская – 2 года.

Учитывая уже отсиженный срок, через непродолжительное время наши товарищи выйдут на свободу.

Борьба продолжается! Да, Смерть!

Лимонка

Читайте также:

15/11/2013 Политзаключенную Ольгу Шалину незаконно этапируют в Кемеровскую область   -   Ноябрь / 2013 / Новости /

24/01/2013 Политзаключенная Ольга Шалина переведена в другой отряд   -   Январь / 2013 / Новости /

27/06/2012 Политзаключенная Ольга Шалина этапирована в Нижегородскую область   -   Июнь / 2012 / Новости /

28/04/2012 Арест в храме   -   Апрель / 2012 / Публикации /

28/04/2012 В Москве задержана активист «Другой России» Ольга Шалина   -   Апрель / 2012 / Новости /

26/12/2011 Ольге Шалиной условный срок заменили на реальный   -   Декабрь / 2011 / Новости /

АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ДОНБАССА:

Сбор гуманитарной помощи осуществляет движение "Интербригады" (от Лимонова).

Введите сумму пожертвования и номер телефона:


ДА
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 






Последние комментарии:
  • Светлана

    Здравствуйте! Срочно нужны деньги. Калектора за мучели, и днем и ночью названивает угражают.

    /Mark Anthony S Ramos
  • Светлана

    Здравствуйте! Срочно нужны деньги. Калектора за мучели, и днем и ночью названивает угражают.

    /Mark Anthony S Ramos
  • Мдн99

    По понятиям? Да вы эти понятия придумали чтоб чмырить тех кто рядом с вами и слабее. Не пиздить вас

    /Дрон
  • james halt

    Вам необходима срочный кредит или любой другой финансовой помощи?
    Мы предлагаем все виды кредита на два процента (2%) интерес. напишите

    /Donald Churchill
  • Г-н Лаки

    Здравствуйте

    как у вас сегодня дела?

    я просто хочу знать, если вам нужен срочный кредит сегодня, чтобы заплатить счета, если да,

    /предложение кредита
  • MORGAN LUIS JAMES

    WELCOME TO SIR MORGAN LUIS JAMES LOAN COMPANY

    Dear Sir/ Madam.

    Are you looking for loan to finance your large

    /zunna
  • ирина

    как же все зэков жалеют, не нужно попадать туда, тогда не испытаешь на себе это все, когда он идет

    /ЧП в ИК-18 Магнитогорска
  • zunna

    My name is zunna, I am from New york, United State, am here to testify of how i got

    /Patrickcostello
  • Mr Carter Collins

    Меня зовут мистер Картер Коллинз, Я частный кредитор, который выдают
    кредит частным и корпоративным лиц. Вы были отклонены
    так много банков?

    /Рашид
  • Ryan Knn

    Здравствуйте !

    Нужен ли вам законное и быстрое обслуживание кредита?

    Подайте заявку и получить наличные деньги срочно!

    * Занять от $ 5000

    /Г-н Меган Андре


Портреты: Игорь Губерман

5 лет лишения свободы

В 1979 г. Губерман был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы. Попал в лагерь, где вел дневники. Затем, уже в период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака».







Ссылки