Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Февраль Поиск:
11 Февраля 2010

Дело Алексея Соколова: пикет, суд и кое-что еще…

9 февраля 2010 года. День седьмой.

ПИКЕТ…

Одиночный пикет в защиту Соколова был организован известным правозащитником Владимиром Шаклеиным. Владимир встал с плакатом <<Свободу Алексею Соколову>> напротив здания Богдановичского суда минут за сорок до начала судебного заседания.

Обычных прохожих в это время было немного, но пикет привлек пристальное внимание прохожих в форме. Минут через 10 после начала акции, двое сотрудников милиции, выйдя из здания суда, быстрым шагом прошли к Владимиру Андреевичу с вечными вопросами: <<Кто вы? Что вам здесь надо? Ваши документы?>> Правозащитник начал просвещать милиционеров по всем заданным ими вопросам. Любопытствующих, <<морально поддерживали>> еще несколько сотрудников милиции и судебных приставов, толпящихся на крыльце здания суда.

Я в этот момент грелся в магазине <<Монетка>>, расположенном как раз напротив здания суда. Мороз в 30 градусов не способствовал освещению мероприятия. В начале пикетирования я сделал несколько снимков Владимира с плакатом... и чуть было не лишился рук и фотоаппарата. Увидев обступивших Шаклеина милиционеров, я засунув в карман бесполезный, замерзший фотик, поспешил к правозащитнику, доставая свое последнее <<оружие>> - диктофон.

Мой приход отвлек внимание служивых. Они заинтересовались моей персоной. Я объяснил, что я -- журналист, освещаю процесс над правозащитником Алексеем Соколовым, что этот суд представляет интерес для общественности. После этого, я начал брать интервью у Владимира Шаклеина, пока мой диктофон окончательно не замерз.

Сотрудники милиции, на удивление вежливые и корректные, отступили к зданию суда. Больше никаких проблем с представителями <<органов>> не было. Вот только машина ДПС с интервалом в несколько минут ездила туда-обратно по проезжей части улицы, а на крыльце суда по-прежнему стояло несколько людей в форме.

Я опять <<нырнул>> в <<Монетку>>, руки с диктофоном отогреть. Прошло несколько минут. Руки отогрелись, но диктофон - не очень. Звоню Гуле -- жене-защитнице Алексея. Рассказываю о пикете, о милиционерах... <<Что-ж ты их не сфотографировал?>> - спросила меня Гуля. <<Да фотик помер>> - говорю - <<если отогреется, может сделаю пару снимков>>. Договариваемся, что встретимся на суде.

Убираю мобильник и достаю фотоаппарат. Он начинает подавать признаки жизни. Аккуратно, стараясь не привлекать внимания, прямо через открытую дверь магазина, навожу фотокамеру на крыльцо суда. Люди в форме -- яки лань пугливая! Не любят, когда их высматривают, выслеживают и особенно -- фотографируют. Чтобы их запечатлеть, большая осторожность нужна!

Однако охотник из меня -- никудышный. Не успеваю нормально навестись, как ребята в форме, рывком распахнув входную дверь, в прыжках, достойных кенгуру исчезают внутри здания суда! И как они смогли меня заметить на таком расстоянии! Печально фотографирую пустое крыльцо. Держу камеру наготове. Вдруг, кто-нибудь выйдет! Напрасно. Крыльцо безлюдно и даже машина ДПС ездить перестала. Пикет закончился и мы с Владимиром Шаклеиным спешим, чтобы на суд не опоздать.

...СУД...

На судебном заседании 4 февраля меня не было. Впрочем, оно оказалось коротким. Суд перенес судебное заседание на 10 часов утра 9 февраля из-за отсутствия адвокатов и защитника подсудимого Алексея Соколова.

Рассмотрение дела было продолжено 9 февраля, после приезда из Москвы участника <<Движения за права человека>>, адвоката Валерия Шухардина. На процессе присутствовала представитель известной правозащитной организации <<Международная амнистия>> Фредерике Бер. Судя по поведению судебных приставов, они были прекрасно осведомлены о ее приезде: они были запредельно вежливы и даже (невиданное дело!) не стали ее обыскивать.

Заседание началось с казуса: судья Васильев, похоже подстраховался и назначил для участия в процессе адвоката. Алексей Соколов от адвоката по назначению отказался, Валерий Шухарин его в этом поддержал, после чего молодой человек покинул зал судебных заседаний.

После этого, Шухардин заявил ходатайство об отводе суда в составе судьи Васильева:

<<Уважаемый суд, я хочу заявить отвод судье Васильеву. Прошу удовлетворить отвод и приобщить письменное заявление к материалам уголовного дела в отношении Соколова Алексея. Я считаю, что действия председательствующего судьи Васильева, совершенные в ходе судебного разбирательства указывают на его предвзятое отношение к рассматриваемому делу, вызывают объективные сомнения в его беспристрастности и относятся к другим обстоятельствам, дающим основания считать, что судья Васильев прямо или косвенно заинтересован в исходе дела по следующим основаниям:

Так, 2 февраля 2010 года председательствующий судья Васильев продолжил судебное следствие в отсутствие защитника обвиняемого Соколова, адвоката Шухардина, который отсутствовал в судебном заседании по уважительной причине, о чем известил суд, сославшись на участие в деле другого защитника Соколова Алексея, адвоката Качанова, несмотря на возражения самого обвиняемого, который настаивал на рассмотрении дела только с участием адвоката Шухардина...

... суд превысил свои полномочия, фактически обязал обвиняемого Соколова осуществлять свою защиту посредством адвоката Качанова, тем самым навязывая обвиняемому предложенный им (судьей) способ защиты. Таким образом, судья Васильев заведомо незаконно вторгся в право обвиняемого Соколова на защиту и ограничил Соколова Алексея в возможности его реализовать по своему усмотрению... эти действия судьи Васильева привели к вынужденному отказу обвиняемого Соколова Алексея ... от участия в его деле защитника-адвоката Качанова, помощь которого в действительности ему так-же необходима, но формальное участие которого в судебном заседании используется судом против интересов обвиняемого Соколова.

Только отказ от адвоката Качанова, позволил Соколову добиться отложения судебного процесса до явки в суд его законного защитника -- адвоката Шухардина... При этом (судья Васильев - прим. автора) вынес частное постановление в отношении адвоката Шухардина о нарушении им кодекса адвокатской этики в связи с неявкой на судебное заседание 2 февраля 2010 года. Таким действиями и решениями судья Васильев оказывает давление на защитника Соколова и на самого Соколова, принуждая последнего отказаться от помощи защитника Шухардина.

3 февраля 2010 года обвиняемый Соколов в начале судебного заседания до допроса свидетелей обвинения заявил суду имеющееся у него ходатайство... Однако, председательствующий судья Васильев, злоупотребляя своими полномочиями, запретил Соколову заявлять свои ходатайства и отводы до начала судебного заседания. Судья Васильев разрешил сделать заявление Соколову только после допроса допроса свидетеля обвинения. Таким образом, судья Васильев незаконно воспрепятствовал Соколову заявить отводы, ходатайства, что повлияло или могло повлиять на объективность и полноту допроса свидетелей и всего судебного разбирательства в целом.

Попытки защитника Качанова и самого Соколова заявить и внести в протокол судебного заседания запись о подобных действиях председательствующего, что предусмотрено УПК, были пресечены председательствующим посредством объявления адвокату Качанову и обвиняемому Соколову замечаний, с внесением в протокол судебного заседания.

Также судья Васильев пытался ввести в заблуждение обвиняемого Соколова о том, что его защитник Шухардин извещен надлежащим образом о назначенном судебном заседании 3 - 4 февраля, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела, с целью опорочить в глазах обвиняемого Соколова его защитника и отказаться от его помощи.

Подобные действия председательствующего судьи Васильева по отношению к стороне защиты обвиняемого Соколова указывают на отсутствие беспристрастности и объективности судьи Васильева, на его обвинительный уклон и на его личную заинтересованность, прямую или косвенную в исходе дела в отношении Соколова Алексея Вениаминовича.

При таких обстоятельствах, судья Васильев подлежит отводу>>.

Судья Васильев отреагировал бурно. Он вступил в спор о терминах с адвокатом Шухардиным, заявив, что тот не может называть Соколова обвиняемым, а только -- подсудимым. Шухардин парировал, что Соколов, будучи подсудимым, остается и обвиняемым. Этот юридический диспут закончился вынесением с занесением в протокол судебного заседания нового замечания судьи в отношении Шухардина.

Однако и судье пришлось оправдываться. Выяснилось, что оказывается, частного постановления суд пока не выносил, а отправил письмо в адвокатскую палату города Москвы, с жалобой на нарушение адвокатом Шухардиным адвокатской этики. Любопытная деталь: позднее я заметил, как один из адвокатов по назначению, готовил ходатайство о переносе дела. Для этого, перед тем как отдать его судье, он пустил ходатайство <<по кругу>>, собирая подписи всех адвокатов о том, что они извещены о возможном переносе дела. Сколько лет по судам хожу, ничего подобного не видел! Таким образом, любое ходатайство о переносе дела в настоящую челобитную превращается!

Да и история с извещением адвоката Шухардина о назначенных судебных заседаниях 3 и 4 февраля, достойна детективного романа! У судьи есть на руках докладная его секретаря о том, что Шухардин был извещен ей по телефону. Вот только самому Шухардину, об этом не было ничего известно! Как пояснил Шухардин, в это время в офисе <<Движения за права человека>>, где находится кабинет Шухардина, происходит переезд. Сам он в это время или ехал в другой город на процесс, или уже находился там, о чем суду было известно. Кто там брал трубку и от его имени общался с секретарем (если поверить, что это правда), он не знает.

Мне это напоминает практику военкоматов, передающих повестку о призыве в армию по телефону соседки в другом подъезде. Ну ладно, военкомы не обременены правовыми познаниями, но ведь о суде этого не скажешь! Так почему в судах процветает практика передачи повесток по телефонам, ведь никаких доказательств надлежащего уведомления сторон при этом не возникает!

Закончив <<разборки>> с Шухардиным, суд спросил мнение сторон по заявленному ходатайству о своем отводе. Алексей Соколов и его защитник Гуля Соколова это ходатайство поддержали. Остальные участники судебного заседания были против его удовлетворения и посчитали это затягиванием процесса. Подсудимый Александр Соколов заявил, что удовлетворение этого ходатайства затянет процесс, а он хочет, чтобы все скорее закончилось. Куда торопятся Александр и все остальные участники процесса, остается для меня загадкой. Суд удаляется в совещательную комнату. Часок посовещавшись, судья Васильев отказывает адвокату Шухардину в собственном отводе и объявляет перерыв до 14 часов.

После перерыва, адвокатом Шухардиным заявлено ходатайство о его ознакомлении с протоколом судебного заседания от 2 -- 4 февраля и получении им копии протокола судебного заседания 2 - 4 февраля. Это ходатайство было удовлетворено судом.

Затем взял слово подсудимый Алексей Соколов, заявивший ходатайство о моем допуске для участия в деле в качестве защитника. Кроме того, Алексей попросил суд допустить в качестве защитника адвоката Романа Качанова, от которого он был вынужден отказаться, так как его присутствие использовалось судом против его интересов. Соколов попросил отложить рассмотрение дела, так как отсутствие адвоката Качанова нарушает его право на защиту и надлежащим образом уведомить Качанова о месте и времени следующего судебного заседания. Кроме того, Алексей заявил суду, что не смог вчера встретиться со своими защитниками, так как его поздно привезли из СИЗО Камышлова в ИВС Сухого Лога и защитников до него не допустили.

Несмотря на протесты прокурора, солидарных с ним остальных подсудимых и их защитников, судья Васильев удовлетворил все заявленные ходатайства и отложил рассмотрение дела на 9-30 утра 10 февраля.

... И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ

Уже после судебного заседания, судья распорядился оперативно подготовить мне выписку из протокола судебного заседания, для того, чтобы я смог встретится со своим подзащитным. И это еще не все! Судья дал разрешение представителю <<Международной амнистии>> встретится с Алексеем Соколовым!

Уж не знаю, что случилось с судьей Васильевым за время обеденного перерыва, но такого юридически корректного и отзывчивого судьи, я еще не встречал. Суд закончился поздно и встретиться с Алексеем я не смог. Ничего страшного. Теперь, имея на руках драгоценную выписку, как защитник Алексея я смогу с ним встречаться без помех со стороны его <<опекунов>> в форме. По крайней мере, я на это надеюсь. Уже завтра я собираюсь опробовать юридическую силу этого документа на практике.

Глеб Эделев, специально для ДПН ИНФОРМ, «МСТ-Информ» - Богданович – Екатеринбург, 9 - 11 февраля 2010 года




Архив публикаций    
Читайте также:

29/04/2010 В Екатеринбурге арестован правозащитник Алексей Соколов   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Игорь Губерман

5 лет лишения свободы

В 1979 г. Губерман был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы. Попал в лагерь, где вел дневники. Затем, уже в период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака».









Ссылки