Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2010 / Июнь Поиск:
18 Июня 2010

Дело Алексея Соколова: Мобильник в лампочке

Мобильник в лампочке искали у политзаключенного Алексея Соколова оперативные сотрудники СИЗО № 1. Обыск в камере у Алексея прошел еще 1 июня. Тогда, Соколов не обратил на него большого внимания: ну мало-ли что могла померещиться надзирателям СИЗО!

Естественно, что никакого мобильного телефона в камере не нашли. Но, в порыве служебного рвения, сотрудники СИЗО вырвали из патрона лампочку, находящуюся в холодильнике у Соколова. Похоже, что по мнению надзирателей, мобильник мог находиться именно там.

Алексей, потребовал от администрации следственного изолятора, чтобы ему поставили новую лампочку. По словам Алексея, это дело принципа. Если руководство СИЗО и подчиненные ему сотрудники гоняются за мифическими телефонами в камере у ПЗК, на что, возможно, имеют право, то пусть несут ответственность за ущерб, причиненный их действиями.

На следующий день, сотрудники СИЗО принесли Алексею лампочку на 40 ватт (вместо слабенькой, 15 ваттной). Алексей от такого «подарка» отказался: такая лампа сильно греется и разморозит холодильник. 3 июня, надзиратели принесли лампочку уже ватт на 60. Алексей с улыбкой рассказал, что похоже, ребята решили пошутить. Алексей, исключительно шутки ради, уже готовит заявление в прокуратуру.

Это не первый инцидент с лампочкой. 16 октября прошлого года, в камере у Алексея Соколова перегорела лампочка. В то время он находился в том-же СИЗО № 1, где находится сейчас. В камере стало тускло, у Алексея и других заключенных стали болеть глаза, было трудно читать и писать. Только после заявления в прокуратуру, лампочку заменили.

Примерно в тоже время, сотрудники СИЗО, действую по принципу мелких пакостей, выкинули из камеры ложку, принадлежащую Алексею Соколову. «Дело о ложке», тянется до сих пор. Конечно, это все пустяки. Мелочи. Большинство из заключенных на такое даже внимания не обращает. Да и меня мои друзья и коллеги иногда упрекают, что я пишу «о такой ерунде». Но Алексей Соколов считает, что в защите своих прав нет мелочей. Сейчас «не заметишь» мелкое нарушение, и оглянуться не успеешь, как тебя начнут «давить» уже по-крупному. И в этом вопросе, я с Алексеем полностью согласен.

Администрация СИЗО извинилась

передо мной за то, что 19 мая меня не пустили на свидание к моему подзащитному. Это произошло несмотря на то, что у меня на руках была выписка из протокола судебного заседания, о допуске в процесс к качестве защитника Алексея Соколова. На эти действия была подана жалоба в порядке прокурорского надзора, а на следующий день, 20 мая, к Алексею на свидание пошла уже целая делегация. Кроме адвоката Романа Качанова и защитников Глеба Эделева и Гузель Соколовой, на свидание к Соколову пришел правозащитник Владимир Шаклеин. Все действия сотрудников СИЗО фиксировались с помощью технических средств.

На этот раз, проблем с допуском не было, хотя без скандала не обошлось: я решил воспользоваться своим правом и пронести с собой мобильный телефон, фотоаппарат, диктофон и портативный компьютер. Через первый КПП прошел без проблем, но на втором, всю технику мне предложили сдать, а когда я отказался, вызвали наряд вооруженной охраны. Меня и Гулю Соколову, не пожелавшую сдать мобильный телефон, под конвоем доставили в караульное помещение, где продержали около 15 минут. Впрочем, все разрешилось довольно мирно. Мною были предъявлены заранее заготовленные решение и определение Верховного суда, в соответствии с которыми защитникам разрешено пользоваться в СИЗО техническими средствами. Посовещавшись с вышестоящим начальством, начальник караула сопроводил защитников обратно на второй КПП, где проблем с проносом оборудования уже не возникло.

И вот, 7 июня, я пришел на очередное свидание с подзащитным. Меня промурыжили около двух часов, прежде чем его пропустили внутрь следственного изолятора. На втором КПП, опять заминка: дежурная созванивалась с начальством на предмет того, можно ли пропускать к Соколову странного человека, всего увешанного оборудованием. Впрочем, много времени это не заняло. И вот, я предстал перед начальником спецотдела СИЗО № 1 Мариной Викторовной Хомутининой. Она извинилась за то, что 19 мая меня не пропустили в СИЗО. Похоже, что подействовало мое заявление в прокуратуру.

Немного поговорили «за жизнь». Марина Викторовна посетовала на то, что родственники заключенных все время пытаются пронести в СИЗО недозволенные вещи и сотрудникам СИЗО приходится быть бдительными. Я в ответ сообщил, что ничего недозволенного не проносил и не собираюсь.

Под конец, Марина Викторовна попросила написать заявление о том, что претензий к администрации СИЗО я не имею. Я написал, что с 7 июня сего года претензий не имею, но если они опять появятся, я сразу же сообщу об этом руководству СИЗО. И хотя сейчас письменных претензий к руководству СИЗО у меня нет, но они могут появиться, если меня и дальше будут по нескольку часов держать на КПП. Оказывается, что утром у руководства СИЗО совещание и подписывать мне пропуск некому. Если я буду приходить на свидание чуть позднее, то пропускать меня будут быстрее.

Ладно. Посмотрим, на сколько можно верить администрации СИЗО № 1. Проверим слова практикой. Вчерашнее свидание — не последнее. Ведь Алексей Соколов продолжает содержаться в этом учреждении, ожидая рассмотрения его кассационной жалобы Свердловским областным судом.

Глеб Эделев,

специально для ДНП ИНФОРМ,

г. Екатеринбург.




Архив публикаций    
Читайте также:

29/04/2010 В Екатеринбурге арестован правозащитник Алексей Соколов   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Радищев А.Н.

Приговорен к смертной казни

8 августа он был присужден к смертной казни, к-рая указом 4 октября была ему заменена десятилетней ссылкой в Илимск (Сибирь). Из ссылки Р. был возвращен в 1797 Павлом I, но восстановлен в правах он был лишь Александром I









Ссылки