Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Ноябрь Поиск:
18 Ноября 2011

Как самарские менты забили до смерти 19-летнего Кахишвили

10 ноября компания из двух девушек и четверых парней отправилась отмечать возвращение из армии 20-летнего Алексея. В 10 часов вечера друзья приехали в кафе «Каспий», что в поселке Управленческий.

- Мы с другом и нашими девушками остались на улице, а Мамука пошел узнать, есть ли в кафе места. Вернулся он ни с чем: как назло, заведение было снято под банкет и забито до отказа, - рассказывает Алексей Проняев. – Стоим, обсуждаем, куда теперь ехать. И тут из помещения вышли трое мужчин.

- Ну-ка пойдем поговорим, - заявил один незнакомец и тронул Мамуку за плечо.

- Руку-то убери, - только и успел сказать парень. В следующую секунду он уже лежал лицом вниз в грязи, перемешанной с мокрым снегом, а около него сомкнулся круг людей в нарядных штатских костюмах, которые принялись пинать беспомощную жертву ногами.

- Неси сюда наручники, или ремень, давай его свяжем! – раздавались крики из толпы.

Признаки жизни проверяли горящей сигаретой

- Никто из нас не понял, из-за чего началась драка, - вспоминает 20-летняя Анастасия Шекланова. – Из кафе выходили много мужчин, еще и еще, и тоже ввязывались в потасовку. Они все были пьяные. Наших парней тоже принялись бить по лицу руками, но Леше с Сергеем минут через 10 удалось вырваться. Они потащили нас с подругой к остановке, мы бежали как бешеные, а за нами гнались эти люди из кафе и орали: «Лови их, лови!». Нам очень повезло – тут же подошла маршрутка, мы четверо прыгнули туда и уехали. Если бы нас догнали, нас ждала бы такая же участь, как Мамуку.

После того, как парни отвезли своих девушек на Мехзавод, они взяли такси и сразу приехали выручать друзей. Но было уже поздно. На месте побоища только догорала «Нива», на которой приехал с Мамукой к кафе самый старший из молодежной компании, 22-х летний Дмитрий Тришкин.

- Я сидел в своей машине, - рассказывает друг погибшего. – Меня выволокли из салона за шиворот, побили, подтащили к Мамуке, тоже повалили на землю рядом с ним и начали так же пинать ногами. Другие в это время стали шарить у нас по карманам, отняли все личные вещи – ключи, деньги, телефоны. Краем глаза я видел, как жестоко били Мамуку – по лицу, по почкам, везде. Как и меня. Только на него набросилась целая ватага. Если бы меня избивали не 4-5 человек, а как его 8-10, и я бы с вами сейчас не разговаривал. Мы даже кричать не могли – головы нам прижали ботинком к земле так, что было трудно дышать, крепко заломали руки и ноги и пинали. Они не думали, что мы живые люди – просто мутузили как боксерские груши. Потом на нас надели наручники, кто-то вызвал полицию. Подъехали два полицейских «Уазика», оттуда вышли люди в форме. Мамука уже был без сознания. Его взяли за руки и за ноги и просто как мешок с песком бросили в задний отсек машины, где перевозят обычно преступников.

- Да он у вас, кажется, не дышит, - сказал один из приехавших полицейских, кивнув на Мамуку.

- Тогда один из тех, кто избивал нас, подошел к моему другу и поднес горящую сигарету к его животу. Пепел остался гореть на его теле, Мамука не шевельнулся, - рассказывает Дмитрий. – Представляете – новый метод проверять, жив ли человек! Кто-то сказал: «Стряхни, а то прожжет до мяса». Они просто издевались! До сих пор мне снятся лица тех троих, которые особенно яростно пинали нас и глумились над Мамукой.

Молодой человек уверен, что их обидчики, люди, которые убили его 19-летнего друга – полицейские из Красноглинского РОВД.

- Это был День сотрудника органов внутренних дел, и районный полицейский участок отмечал в этом кафе свой профессиональный праздник, - говорит Дмитрий Тришкин. – Откуда у простых людей наручники? К тому же те, кто нас бил, так хорошо общались с приехавшими на место происшествия полицейскими, что сразу было понятно, что работают они вместе, только те, кто отдыхал в кафе, старше по званию: их беспрекословно слушались оперативники. И даже при них нападавшие еще продолжали нас с Мамукой пинать.

Потом из кафе выбежала какая-то женщина и стала кричать, чтобы вызвали «скорую».

Полицейские вызвали медиков, но дожидаться помощи не стали. Попытались реанимировать Мамуку сами, прямо на снегу. Долго искали ключи от наручников. Наконец Дима услышал, как кто-то сказал: «Вроде появился пульс».

- Прошло не больше получаса, как мы приехали в это злополучное кафе. Даже не знаю, жив ли был на тот момент Мамука. Его откачали и закинули в салон «Уазика», меня оставили в заднем отделении. Я не видел, что происходит, но все слышал. Перед глазами у меня все плыло, сознание отключалось. Нас повезли в Клиническую больницу Управленческого. Минуты 3-4 там не открывали дверь, наконец, появилась ворчливая санитарка.

- Полы вымыть не дают, чего вы меня торопите?

- Я сотрудник полиции, - произнес нетрезвый голос. – Катите каталку, тут человеку плохо.

Дальше Дмитрия Тришкина повезли в Красноглинское РОВД давать показания, а Мамуку Кахишвили оставили в больнице.

- Пока я сидел в участке, услышал, что мой друг умер, - говорит Дмитрий. –Мне было очень плохо, я был весь в крови, а меня допрашивали. Да к тому же у меня зрение плохое, а очки в машине остались. Прочитать свои показания я не мог, они мне зачитывали, что якобы записывали с моих слов. Я расписался на этой бумажке. Потом за мной приехал друг на машине с моими родителями, меня, наконец, смогли оттуда забрать и отвезли в больницу. Там я узнал, что кроме ушибов и гематом получил сотрясение мозга.

Семья Кахишвили в Самаре обосновалась 17 лет назад. Глава семьи Левон Альбертович служил здесь в армии, а потом привез сюда жену и двоих сыновей. Старший Абрек был здоровым ребенком, а младшему Мамуке при рождении повредили правую руку. Рука стала сохнуть, перестала развиваться, и разогнуть до конца он ее не мог. Мальчику дали вторую группу инвалидности. Но несмотря на это, рос он активным, даже боевым.

- И все равно, конечно, с сухой рукой он не мог бы оказать сопротивление толпе здоровых мужиков. А на него наручники еще одели! – негодует сосед и друг семьи, Сергей Журавлев.

- Мне на сотовый со скрытого номера позвонил какой-то мужчина и сказал: «Приезжай в кафе «Каспий», там твоего сына убивают», - вспоминает отец Мамуки Кахишвили. – Кто это был, не знаю, да и разбираться было некогда. Наверное, один из тех, кто в кафе гулял, у одного из сотни хоть сердце дрогнуло… Мы с женой Майей быстро приехали туда, я гляжу – машина стоит горящая. Сначала я подумал, что сына в ней сожгли, бросился, ничего не понимая, к автомобилю и стал руками по салону шарить – кости Мамуки искал… Никого почти около кафе уже не было, только пожарные. Потом нам сказали, что Мамука в тяжелом состоянии в больнице. Мы с мамой туда приехали около 12 ночи. Я ору, она тоже рыдает: где сын? Наконец, нам его показали: в первую минуту я даже не узнал своего ребенка…

По словам Левона Альбертовича, врачи сказали, что для спасения жизни его сына сделать было уже ничего нельзя. еще больше тут (осторожно, фото и видео погибшего парня)

версия ментов: несколько полицейских отмечали в кафе в Самаре свой профессиональный праздник. Они увидели молодого человека, который, как им показалось, находился в розыске по подозрению в разбое. Полицейские попытались задержать юношу, но он выбежал из кафе. Его догнали, повалили на землю, скрутили и посадили в машину. В этот момент обнаружилось, что задержанный мертв.

По материалам блога Сухуми




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Осип Мандельштам

Умер на пересылке

В ноябре 1933, на пике своей ненависти к советскому официозу, пишет злую антисталинскую эпиграмму «Мы живём под собою не чуя страны…», за которую его арестовывают и отправляют в ссылку в Чердынь.









Ссылки