Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2013 / Февраль Поиск:
13 Февраля 2013

«Женщина. Спецконтингент»

Публикуем выдержки из отчета члена Рабочей комиссии по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Масюк Е.В. в исправительные учреждения ГУ ФСИН России по Пермскому краю с 14 по 17 января 2013 года

Цех «водотреп»/«Новая газета»

ИК-28 Пермского края

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., Федеральное казенное учреждение ИК-28 ГУ ФСИН России по Пермскому краю «является колонией общего режима для женщин, осужденных к лишению свободы. На данный момент (на 15 января 2013 г.) в колонии отбывают наказание 1164 осужденных (при лимите наполнения 1300 человек)».

До отмены в РФ в 2004 году строгого режима содержания для женщин ИК-28 в г. Березники была строгого режима. Многие из осужденных женщин, отбывающие наказание в данной колонии, проживали или были осуждены не в Пермском крае, поэтому их пребывание в ИК-28 является нарушением ч. 1 ст. 73 УИК РФ.

Нарушения, выявленные Рабочей комиссией в ФКУ ИК-28 ГУ ФСИН по Пермскому краю

Нарушение режима содержания осужденных, установленного УИК РФ

— В учреждении совместно содержатся осужденные разных категорий: как впервые осужденные, так и ранее судимые. Они вместе находятся как в одних отрядах в жилых зонах, так и на производстве. Заявление начальника ГУ ФСИН РФ по Пермскому краю на совещании у губернатора Пермского края (17 января 2013 г.) с членами Рабочей комиссии о том, что в ИК-28 строго соблюдается локальное содержание различных категорий осужденных, не соответствует действительности. Ситуация в колонии прямо противоположная. Согласно официальному документу («Записка о переводе») от 14 ноября 2012 года, переданному руководством колонии Рабочей комиссии, перемещение осужденных из одного отряда в другой официально обосновывается «созданием нового отряда изолированного участка общего режима для содержания осужденных женщин, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы». Однако по этому документу из 94 переведенных неоднократно осужденных женщин 11 были переведены в 11-й отряд, где содержались впервые осужденные. И это навряд ли можно назвать случайной ошибкой. В беседе с членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека начальник ИК-28 полковник внутренней службы Мартынова Маргарита Анатольевна объяснила, почему неоднократно осужденные женщины содержатся в одном отряде с впервые осужденными: «Они (неоднократно осужденные) — костяк отряда, для того чтобы не было разброда и шатаний у «первоходок».

Именно 14 ноября 2012 года, согласно вышеназванному документу, в 11-й отряд были переведены: из 5-го отряда неоднократно судимая Алена Качур (35 лет, из них 18 лет провела в местах лишения свободы; три судимости), на данный момент осуждена по ст. 105 УК РФ (убийство) на 19 лет; и из 10-го отряда неоднократно судимая Нонна (Валентина) Иванова (42 года, из них 22 года провела в местах лишения свободы; три судимости), на данный момент осуждена по ст. 228 УК РФ (продажа наркотиков) на 8 лет. А 21 ноября 2012 года, т.е. спустя 7 дней, из карантина в тот же 11-й отряд была переведена впервые осужденная Мария Алехина, что является грубым нарушением прав осужденных, поскольку, согласно ст. 80 УИК РФ, «лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы». Это нарушение действующего законодательства и спровоцировало конфликт между осужденной Алехиной и осужденными Качур и Ивановой, после чего осужденная Алехина и была помещена в «безопасное место».

По данным осужденных женщин, в ИК-28 по-прежнему действуют СДИПы (секции дисциплины и порядка формируются из числа осужденных для содействия администрации учреждения в соблюдении лицами, отбывающими наказание, правил внутреннего распорядка), хотя они были упразднены приказом Минюста с 2010 года. Есть достаточно оснований говорить о том, что ситуация с Алехиной была спровоцирована администрацией колонии с помощью женщин, работающих в СДИПе. И сделано это было для того, чтобы Алехина была изолирована от других заключенных и не смогла увидеть реальную ситуацию в колонии.

На данный момент нельзя говорить, что конфликт между Алехиной, с одной стороны, и Качур и Ивановой, с другой, разрешен. В беседе с членами Рабочей комиссии Качур и Иванова заявили следующее…

Осужденная Алехина находится в «безопасном месте» с 22 ноября 2012 года. Максимальное нахождение в «безопасном месте» — 90 дней, т.е. 19 февраля 2013 года Алехина должна будет вернуться в отряд, что является небезопасным для нее.

В ч. 1 ст. 10 УИК РФ говорится, что РФ уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний. Таким образом, государство гарантирует охрану законных интересов осужденных, а обязанность реализации прав осужденных возлагается на администрацию учреждения или органа, где они отбывают наказание.

— По сообщениям осужденных, администрация учреждения ИК-28 препятствовала осужденным в их праве на обращения с предложениями, заявлениями и жалобами в государственные и общественные организации, что противоречит ст. 33 Конституции РФ и ч. 4 ст. 12 УИК РФ. Жалобы не уходят из колонии. Осужденных за жалобы наказывают.

— Ряд осужденных (Бакулина Лилиана, Бабуева София, Рузняева Олеся, Балтинская Мария), узнав о предстоящем приезде Рабочей комиссии Совета, высказали желание поговорить с членами Совета, но администрация колонии накануне отправила этих женщин в СИЗО Соликамска. Рузняеву и Болтянскую якобы для видеосвязи с судом, где должны рассматривать их жалобы. По данным председателя суда в Березняках, никаких судебных разбирательств с участием этих осужденных, назначено не было. Березняковский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях подтвердил, что женщины были переведены из колонии в СИЗО по формальным основаниям — «оперативные мероприятия».

— Начальник 7-го отряда А.Н. Клепцова накануне приезда Рабочей комиссии Совета провела в своем отряде беседу с осужденными, чтобы они не встречались с членами Совета, поскольку почти весь отряд хотел встретиться.

— Осужденная Богданова Татьяна Игоревна 16 января 2013 года была помещена в ШИЗО ИК-28 после того, как сказала начальнику отряда, что хочет встретиться с членами Совета по правам человека. Формальная причина помещения в ШИЗО — отказ работать на швейном производстве в выходной, 6 января, в воскресенье. То есть помещена в ШИЗО через 10 дней после так называемого проступка. Опасается за свою жизнь. В камере ШИЗО температура не выше 18 градусов, на улице минус 30. Богданова ВИЧ-инфицирована. На ней только нижнее белье, тонкий плащ, шлепанцы. Носки не разрешают. Ноги синие от холода. В силу ослабленного болезнью иммунитета не исключена вероятность заболевания.

— Некоторые из осужденных женщин говорили, что администрация колонии препятствует их встрече с прокурором, в это время их не выпускают из отряда. На встречу к прокурору администрация отправляет бригадиров, зав. клубом и говорит, о чем спрашивать, например, разъяснить какой-нибудь федеральный закон.

— Переписка осужденных с правозащитниками в колонии подвергается цензуре. Ответ от ОНК по Пермскому краю на жалобу осужденной Алехиной был в нарушение закона вскрыт. Алехиной отдали копию ответа. После жалобы Алехиной на неправомерный поступок сотруднику колонии было объявлено замечание, а Алехиной отдали оригинал ответа. Данный факт является нарушением требований ст. 91 УИК РФ, в соответствии с которым «переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с уполномоченным по правам человека в РФ, уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка, уполномоченным по правам человека в субъекте РФ, уполномоченным по правам ребенка в субъекте РФ, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством РФ, Европейским судом по правам человека цензуре не подлежит».

— Членам Рабочей комиссии поступили многочисленные жалобы от женщин, что им вовремя не выдают посылки. Выдача посылки может растянуться на 3-4 недели, «в зависимости от поведения женщины». Это нарушает п. 97 ПВР ИУ, по которому вручение посылок и передач через определенное время предусмотрено только для осужденных, находящихся в ШИЗО. Кроме того, женщины высказывали жалобы, что им не разрешают выписывать «Российскую газету». Они связывают это с тем, что там публикуются федеральные законы.

— Осужденная Еловик Дарья Георгиевна, отбывающая наказание в ИК-28, была по ошибке отпущена на свободу 6 ноября 2012 года вместо 19 ноября 2012 года. Когда она в этот же день (6 ноября) приехала вместе с мужем осужденной Богдановой предать ей (Богдановой) посылку, то сотрудники колонии силой затащили ее обратно в колонию и поместили в медсанчасть. Никаких документов не оформляли. Освободили 19 ноября 2012 года. Факт «двойного освобождения» руководство колонии скрыло. Березниковский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях В.В. Мачужак, после того как члены Совета сообщили ему информацию о «двойном освобождении» осужденной, провел проверку. Факт «двойного освобождения» осужденной Еловик подтвердился.

Нарушение трудовых прав осужденных

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «в учреждении функционирует центр трудовой адаптации осужденных, где осуществляется обеспечение трудовой занятости. ЦТАО обладает мощным промышленным потенциалом: с производственными площадями около 4 тыс. кв.м, с парком универсального и специального оборудования более 800 единиц, с имеющимся складским помещением для сырья и готовой продукции более 1,5 тыс. кв.м. Предприятие специализируется на выпуске специальной одежды для промышленных предприятий различного профиля. Предприятие имеет 8 дипломов как лучшее учреждение по качеству выпускаемой продукции. 99% выпускаемой продукции предприятия изготовляется 1-м сортом. Отсутствие рекламаций от потребителей достигается налаженной системой регулярно проводимых мероприятий по качеству, профилактике нарушений технологической дисциплины работницами из числа спецконтингента».

— С осужденными женщинами не заключены трудовые договора, что нарушает ст. 37 Конституции РФ и ст. 67 Трудового кодекса РФ.

— Осужденные работают по 12 часов, в том числе в ночную смену с 18.00 до 6 утра, без выходных и праздничных дней. На новогодние праздники выходные были — 1 и 7 января. Больше выходных не было. При отказе работать более 8 часов осужденных наказывают помещением в ШИЗО. Раньше с женщин собирали письменные согласия на сверхурочные работы, с лета 2012 года администрация согласия уже не требует, женщинам говорят, что столько работать они должны согласно приказу по колонии. Приказа на работу по 12-16 часов администрация не смогла показать членам Рабочей комиссии. Отпуска осужденным также не предоставляются. Кроме того, существует добровольно-принудительная запись на переработки — на 2-4 часа, т.е. смена может длиться и по 16 часов. Это является нарушением ч. 2 ст. 91 ТК РФ, в соответствии с которой продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю. По многочисленным свидетельствам осужденных, хороших швей не выпускают по УДО, поскольку невыгодно терять квалифицированных работников. Администрация не подает их документы на УДО, не вывозит на суд, не отправляет в больницу, чтобы не терять работника.

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «при среднесписочной численности 1164 осужденных было привлечено к оплачиваемому труду 1037 человек, таким образом, вывод на оплачиваемые работы составил 89,1%. Средняя заработная плата за один отработанный человеко-день с начислениями за 2012 год, при плане 175 рублей 00 копеек, составил 185 рублей 34 копейки. Выполнение утвержденного плана на 106%».

— Многие осужденные пожаловались на крайне низкую заработную плату — от 100 до 350 рублей в месяц. Накануне приезда членов Совета сотрудники администрации запретили женщинам называть реальные цифры заработка, сказали, что нужно отвечать, что зарплата у них около 1000 рублей. Здесь можно говорить о нарушении требований ст. 130 ТК РФ, в соответствии с которой в систему основных государственных гарантий по оплате труда работников включается величина минимального размера оплаты труда в РФ. С 01.06.2011 МРОТ установлен в размере 4611 рублей. Таким образом, при минимальном размере оплаты труда и выполнении нормы выработки размер средств, перечисляемых на лицевой счет, не может быть ниже 1150 руб. Администрация колонии не поясняет осужденным, за что ежемесячно происходят вычеты из их зарплат. В частности, осужденные из заработанных денег оплачивают свою еду, а также одежду и коммунальные услуги. В месяц швейный цех колонии шьет 3000 комплектов зимних костюмов для полиции и 5500 комплектов военной формы для российской армии.

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «для улучшения качества выпускаемой продукции, повышения производительности труда ЦТАО ежегодно обновляет парк технологического оборудования в среднем на 3 млн руб. Для улучшения условий труда <…> за период 2006–2012 гг. аттестовано 100% рабочих мест».

— Многие осужденные женщины жаловались на высокий травматизм на швейном производстве и изношенность оборудования. Работающие осужденные часто не обладают достаточной квалификацией для выполнения плана, в результате травмируются швейными иглами — «прошивают» пальцы и ногти. Но женщины не обращаются в медсанчасть, поскольку за это их наказывают — дают по 15 суток ШИЗО. Оформляют как нарушение техники безопасности. При этом следует учитывать, что в колонии достаточно большой процент ВИЧ-инфицированных — около 15%, и ВИЧ-инфицированные работают на одном швейном производстве со всеми остальными осужденными. Тем самым происходит нарушение конституционного права на охрану здоровья — ст. 42 Конституции РФ и ч. 3 ст. 101 УИК РФ, где сказано, что администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных.

— Производство матрасов. Операцию по набивке матрасов ватным пухом осужденные называют «водотреп». В цеху бетонный пол, разлетающийся от конвейера ватный пух, плохо работающая вытяжка, недостаточная освещенность, отсутствие нужного количества респираторов, отсутствие заземления на машинах.

— После окончания рабочей смены (а это от 12 до 16 часов ежедневно) осужденных отправляют на несколько часов на хозяйственные работы, в зимнее время — это уборка снега.

Нарушение прав на обеспечение санитарно-гигиеническими средствами и устройствами, соблюдение норм приватности

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «осужденные проживают в благоустроенных зданиях <…> которые имеют набор необходимых бытовых помещений. На сегодняшний день в 4 отрядах установлено все сантехническое оборудование, данные работы были проведены в соответствии требований приказа Минюста России от 02.06.2003 №130. В остальных 12 отрядах проводятся работы по дооборудованию сантехникой, которые будут завершены в первом полугодии 2013 года».

— В туалетных комнатах не соблюдается приватность, унитазы не отделены друг от друга, нет дверей. Не хватает унитазов и раковин на отряд. Например, в 16-м отряде, который осмотрели члены Рабочей комиссии, при численности осужденных — 94 человека, 4 унитаза, из которых 2 не работают; раковин — 4 шт., не работают — 2 шт. Такая же ситуация и в 10-м, и в 11-м отряде. Ремонтные и сантехнические работы не проводятся. Этим нарушается п. 3 правила 19 Европейских пенитенциарных правил, согласно которому «заключенные должны иметь беспрепятственный доступ к санитарным устройствам, отвечающим требованиям гигиены и позволяющим уединение».

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «на территории учреждения находится банно-прачечный комбинат в отдельно стоящем одноэтажном кирпичном здании с центральным отоплением, холодным и горячим водоснабжением и системой вентиляции».

— В бане не работает душ. Женщины раз в неделю моются с помощью небольших тазиков и черпают воду ведерками из-под майонеза. Горячей воды в отрядах нет.

— Выдаваемый женский гигиенический набор (туалетная бумага, прокладки, мыло, зубная паста) крайне низкого качества. На месяц 25 метров туалетной бумаги и 10 штук прокладок недостаточно. Мыло — 100 г, с очень неприятным запахом. Редко кто из женщин им пользуется. Это мыло используют при раскрое тканей на швейном производстве. Изготовитель женского гигиенического комплекта: ФКУ ИК-3 УФСИН России по Республике Татарстан.

Жалобы на медицинское обслуживание

— ШИЗО. Температура в камерах ШИЗО — не более 18 градусов, на улице минус 30. На женщинах, находящихся в этих камерах, только нижнее белье, тонкий плащ, шлепанцы. Носки не разрешают. Осужденные женщины жалуются на холод. Усматривается нарушение постановления главного государственного санитарного врача РФ от 10 июня 2010 г. №64 «Об утверждении СанПин 2.1.2.2645-10» в части оптимальной температуры в жилом помещении в холодное время года (20-22 градуса).

— По сообщениям нескольких осужденных, в колонии отсутствует нормальная медицинская помощь. Не хватает специалистов. Приходящий зубной врач один раз в неделю «не ставит пломбы, а только вырывает зубы». При осмотре членами Рабочей комиссии стоматологического кабинета установлено, что новое стоматологическое кресло не работает, т.к., по словам администрации, не сделан слив. На это нужно 5 тыс. руб., но денег на это нет.

— Многие осужденные женщины жаловались на нехватку лекарственных средств. В случае простуды «дают таблетку анальгина и отправляют работать».

— На территории ИК-28 находится тубдиспансер, куда привозят больных женщин из других колоний Пермского края. В прошлом году после значительного увеличения заболевших туберкулезом женщин в самой колонии осужденным принудительно назначали препарат тубозид. Тех, кто отказывался принимать противотуберкулезный препарат, администрация наказывала, угрожала не выпустить по УДО.

Жалобы на питание и санитарные условия в столовой

Согласно Аналитической справке, предоставленной начальником учреждения ИК-28 полковником внутренней службы Мартыновой М.А., «столовая оснащена всем необходимы оборудованием».

— Членам Рабочей комиссии поступили многочисленные жалобы от женщин на отсутствие горячей воды в столовой, в связи с чем использованная посуда моется в тазиках грязными тряпками. Санитарные нормы не соблюдаются, тарелки остаются жирными и грязными.

— Этой же посудой пользуются и ВИЧ-инфицированные. Специальная обработка использованной посуды для этой категории осужденных не проводится.

— Согласно Приказу Министерства юстиции России №125 от 2 августа 2005 г. «Об утверждении норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы…», на осужденных женщин и мужчин предусмотрен разный уровень продовольственной нормы. На женщин меньше, чем на мужчин. Например, хлеба мужчинам полагается 300 г в сутки, женщинам — 200 г; картофеля мужчинам — 550 г, женщинам — 500 г. При существующей столь высокой физической нагрузке для осужденных женщин уменьшенная по сравнению с мужчинами норма питания неприемлема.

— По вышеуказанному 125-му приказу Минюста в ежедневном рационе осужденных должна быть рыба (100 г) и мясо (90 г). Но женщинам дают только мясо кур. На ужин не выдают ни чай, ни какой-либо другой напиток. Поскольку по 125-му приказу Минюста на одного осужденного в сутки полагается 1 г чая и 30 г сахара, то женщинам выдают чай на завтрак с 15 г сахара, на обед компот из сухофруктов с 15 г сахара. На ужин не остается ничего.

— Завтрак в колонии, согласно правилам внутреннего распорядка, длится 10 минут, чего явно недостаточно для приема пищи.

Жалобы на одежду

— Казенная одежда на женщинах не предоставляется осужденным бесплатно. Из заработной платы осужденных высчитываются суммы в счет погашения стоимости пальто, платка, обуви и т.д. Но эта одежда и обувь, выдаваемая женщинам за их же деньги, крайне низкого качества и не рассчитана на низкие температуры. Осужденным разрешают носить свою одежду: платок белый, платок теплый, фуфайку, свитер, обувь. Но в случае несговорчивости осужденной одежда не по форме является средством манипулирования со стороны администрации колонии. За такую одежду делают замечание и могут отправить в ШИЗО.

Елена Масюк, «Новая газета» - 7 февраля 2013 г.




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Станислав Караванский

25 лет за антисоветские лозунги

Караванский прошел лагеря Колымы, Печоры, Тайшета, Мордовии. Амнистия 1954г., по которой срок его уменьшался вполовину, освободила его лишь в 1960г., на 17-ом году заключения.









Ссылки