Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2009 / Сентябрь Поиск:
24 Сентября 2009

По уму провожают... в тюрьму

14 сентября 2009 года на основании ст. 282 УК РФ, суд приговорил редактора портала "ЕкатеринбургNEWS" Алексея Никифорова к году лишения свободы.

Статья 282 предусматривает наказание за экстремизм. На сайте общественной организации "Сутяжник" сообщается, что Никифорова обвиняют в «участии в деятельности организации, признанной судом экстремистской».

«В реальности же факт «участия», – считают авторы сообщения, – подтверждается следователем Лисовским рядом якобы совершенных Никифоровым действий, в которых нет ничего преступного, но много чего «инакомысленного».... Растяжка «ХВАТИТ ПУТИНА!», плакат «ДОЛОЙ ПОЛИЦЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО», плакат «НЕ ХОТИМ ЖИТЬ В ФАШИСТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ», плакат «ДОЛОЙ ВЧК-НКВД-КГБ-ФСБ», листовки, Обращение к Председателю Правительства РФ В.В. Путину с поздравлением его с днем рождения, надписи на заборе «НЕТ ЭКСПАНСИИ КИТАЯ», «ЛАВРОВА В ОТСТАВКУ», «ОСТРОВА НАШИ»... Отдельно — оппозиция, вместе — преступление».

«Коммерсант-Урал» публикует, среди прочего, возмущенный отклик бывшего лидера НБП Эдуарда Лимонова, а интернет-ресурс Е1 цитирует точку зрения силовиков: «Представитель ФСБ рассказал, за что на самом деле осудили Алексея Никифорова. Сотрудник ФСБ заявил, что Алексея Никифорова осудили не за размещение им растяжки "Хватит Путина" напротив штаба "Единой России" и не за письмо-памфлет в адрес премьера, а за участие в деятельности экстремистской организации».

В общем, всяк в своем стиле. Но среди откликов на приговор на форуме Е1 есть и такой, что требует ответа.

«На фотке скинхед какой-то!!! Щас правозащита вылезет и будет кричать брызгая слюною что Мистер ПУ виноват во всём, а у этого скинхеда дети остались».

Встречают по одежке. Наглухо застегнутая куртка — стало быть, скинхед.

Это не так. Не стыкуется с версией следствия. Оно доказывало, будто Никифоров — нацбол. Член запрещенной партии национал-большевиков (НБП).

Скинхеды не любят учиться. Пить пиво, бить нерусских — это да. Сидеть за партой неохота.

Нацболы покультурнее, их лидер Лимонов — инфант террибл российской словесности. Но его последователи предпочитают лекциям и семинарам площади и мегафоны.

Алексей Никифоров последние три месяца перед отсидкой посвятил учёбе. За десять дней до приговора получил международный сертификат, что успешно завершил курс расследователей уральского этапа Школы журналистики. Одна из подписей на сертификате — моя.

Вот выдержка из резюме, которое Никифоров, как все другие кандидаты, предоставил приемной комиссии. Родился в Свердловске, окончил 11 классов и три курса горной академии. Затем увлекся политикой.

«В ноябре 2007 года в связи с оппозиционной деятельностью в составе объединенной коалиции «Другая Россия» был приговорен к трем месяцам лишения свободы по очевидно сфабрикованному делу за совершение преступления, предусмотренного ст. 329 УК РФ. Находясь в заключении, стал отцом».

Каково это — не стоять под окошком роддома, не принять из рук медсестры теплый сверток, перевязанный синей лентой... Сегодня Ванька, которому нет и двух лет, недоуменно оглядывается: где папа. Там же, Ваня, где был, когда ты родился.

Тебя угораздило появиться на свет в семье миссионеров. Не столько потому, что мама, Арина, готовится преподавать в церковно-приходской школе закон божий. Похоже, что для отца юношеское увлечение радикализмом может переплавиться в стойкую, осмысленную и эффективную защиту слабых от произвола предержащих власть. Вот это, Ваня, тяжкий крест.

Тот дядя, которого я процитировал в начале, полагает, что поминая о детях, защитники твоего отца попробуют давить на жалость. Это ошибка. Тех, кто сажает таких, как твой отец, не разжалобить, не вразумить.

По какой-то причине — не так уж важно по какой — они уверовали, будто олицетворяют власть и закон. Просто в свое время поступили не в горный, как Никифоров, а в юридический институт. Учились, бедокурили, рвали сирень, лазили в окна общаги. Потом получили диплом. Надели форму или мантию. И сегодня ищут экстремистов, собирают доказательства их противоправной деятельности, и если найдут и докажут, то вершат правый суд.

Судя по расстрелянной школе в Беслане, уснувшим насмерть зрителям развлекательного центра на Дубровке, плохо ищут, неумело собирают. Что касается суда, то даже не припомню, чтобы какой-то из процессов оставил ощущение торжества закона. О справедливости уже молчу.

В желтой прессе, когда нет новостей, их попросту выдумывают. Чтобы хоть как-то оправдать свое существование, спецслужбы во все времена держат в поле зрения десяток-другой человек, которые в открытую, публично выражают протест. Таких, как Алексей Никифоров.

Разумеется, при этом речь идет о принадлежности к строго-настрого запретной организации. Вот дословная цитата с интернет-портала Е1:

«Когда говорят, что Алексея Никифорова осудили за растяжку «Хватит Путина!» — это передергивание фактов. Его осудили не за эту растяжку, и не за конверт розового цвета, который он принес в приемную премьер-министра, а за участие в НБП», — заявил начальник подразделения по противодействию экстремизму УФСБ по Свердловской области Василий Ильиных». (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-308558.html)

Систему доказательств этого для объективности вы оцените сами. В конце текста будут сноски на ресурс, где можно ознакомиться и с приговором, и с последним словом, и с заключением обвинения, и с ходатайством адвоката. То есть с позициями разных сторон.

Именно этому учился Алексей Никифоров. Не конспирации, не выявлению слежки или предателей в своих рядах. И не тому, как делать бомбы или лудить пропагандистские статьи.

Пропаганда признает и вдалбливает лишь одну точку зрения — свою.

Качественная журналистика, азы и вершины которой впитал в себя расследовательский жанр, исходит из простого постулата, что должны быть — обязательно! — отражены все точки зрения. При невозможности, по крайней мере основные, разные, конфликтующие между собой.

Вот этому учился Алексей Никифоров. И этим собирался заниматься впредь. Потому что, на мой взгляд, перерос площадного протестанта. И вырос в протестного журналиста.

Хотя по образованию он журналистом не был, опыт в этом деле имел небольшой. Потому и пошел в нашу Школу, в анкете перед выпуском написал:

«Школа расследователей стала моим первым гуманитарным опытом, который, бесспорно, принес мне очень много полезных знаний как в области журналистского расследования, так и всей журналистики в целом. Искренне сожалею, что не смог посетить все занятия школы».

Пропускал занятия он по уважительной причине: из-за допросов, работы с адвокатом – всех тех тягостных хлопот, которые знакомы многим активистам, правозащитникам. И журналистам, которые касаются острых вопросов, затрагивают интересы важных персон.

Каждый из слушателей нашей Школы должен сделать практическое задание – сам выбрать тему и выполнить расследование по ней.

Логично было бы предположить, что человек, над которым висит обвинение в принадлежности к запрещенной организации, выберет нечто безобидное. Или же наоборот, использует учебное задание как повод свести счеты с гонителями.

Никифоров рассказал о дорожном происшествии. Водитель «жигулей» столкнулся на проселке с МТЗ, рулил которым пьяный тракторист. Но под судом оказался не он, а трезвый автолюбитель. По его мнению, подобное стало возможным потому, что в противном случае предприятие, где работал тракторист, было бы вынуждено возмещать причиненный ущерб, понесло бы убытки... А так — не понесло.

Публикация большая и по-ученически подробная. Найдите-ка в ней экстремистский подтекст. Политиканы любой масти этих тем сторонятся. Невыигрышно. Резонанса не будет.

А в судах таких дел — завались. И если их решать не по закону, а исходя из интересов тех, кто к власти ближе, такую власть не то что защищать — терпеть не станут. О системном — то есть пронизавшем общество и государство снизу доверху — характере коррупции говорил недавно вновь российский президент.

После трех месяцев в нашей Школе Алексей решил готовиться к поступлению на факультет журналистики. Теперь его ждут другие университеты.

На мой взгляд, обвинение его несправедливо, наказание – чрезмерно. Таких если и надо сажать, то за парты, а не в лагеря. Впрочем, в лагерях такие уже насиделись. Я как раз родился, когда их стали выпускать.

ЖЖ Сергея Плотникова 20 сентября 2009




Архив публикаций    
Читайте также:

03/08/2010 Дело «экстремиста» Алексея Никифорова   -   Главное /

15/09/2009 Дело Алексея Никифорова   -   Дела / Дела и судьбы /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Владимир Буковский

4 ареста "за агитацию"

Процесс над Буковским состоялся 5 января 1972 в Московском городском суде. За "антисоветскую агитацию и пропаганду" его приговорили к 7 годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме) и 5 годам ссылки — максимальный срок наказания по статье 70 ч.1. УК РСФСР.









Ссылки