Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2014 Поиск:
12 Апреля 2014

Анна Каретникова: Интересно, нас услышат? Письмо начальнику ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России

«Считаем необходимым довести до Вашего сведения, что при посещении режимных корпусов ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве и больницы ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России по г.Москве мы систематически получаем жалобы на неоказание/недостаточное и неадекватное оказание медицинской помощи…»

А мы тем временем направляем следующее письмо. Извините. Фиксируем для истории.

Начальнику ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России

Тимчук Г.В.

Копия: Начальнику УФСИН России по г. Москве

Тихомирову А.Н.

Копия: Начальнику ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве

полковнику внутренней службы

Клочеку В.Л.

Уважаемая Галина Викторовна!

Считаем необходимым довести до Вашего сведения, что при посещении режимных корпусов ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве и больницы ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России по г.Москве мы систематически получаем жалобы на неоказание/недостаточное и неадекватное оказание медицинской помощи. Обращения лиц, содержащихся в СИЗО-1, дают нам основание полагать, что имеют место следующие проблемы:

- неоказание, несвоевременное и неполное оказание медицинской помощи,

- несвоевременная и недостаточная выдача или невыдача больным лекарственных препаратов, а также диетического питания по различным заболеваниям,

- волокита в организации приема медицинских препаратов у родственников подозреваемых, обвиняемых, осужденных,

- недопустимо долгое ожидание консультации необходимых врачей-специалистов,

- несообщение лицам, содержащимся под стражей, их диагнозов и медицинских назначений,

- необоснованное нахождение в больнице лиц, не нуждающихся в медпомощи и ее не получающих, препятствующее помещению в больницу лиц, нуждающихся в лечении; выписка из больницы лиц, не получивших медицинской помощи в полном объеме,

- прерывание ВАРТ и иных видов курсового лечения, жизненно необходимого лицам, содержащимся в следственном изоляторе,

- отказ в выдаче на руки подозреваемым, обвиняемым, осужденным документов о состоянии здоровья, что влечет нарушение их права на защиту и равноправия сторон в процессе,

- неоправданное затягивание освидетельствования больных по Постановлениям Правительства РФ № 3 и № 54

- помещение подозреваемых, обвиняемых, осужденных в непригодные для содержания больных условия содержания,

- неадекватный уход за парализованными больными и больными с ограниченной двигательной способностью, а также неполное оказание таким больным медицинской помощи

- отсутствие внимания к простудным заболеваниям, что ведет к их распространению в условиях заполненных и переполненных камер,

- фальсификация результатов обследования осужденного в ГКБ № 67 .

По нашему мнению существующие проблемы связаны не только с недостаточной укомплектованностью кадрами медицинской службы, но также с безразличием медицинских работников и руководства больницы к нуждам и проблемам пациентов, недостаточным ведомственным контролем за деятельностью медицинского персонала и руководства больницы.

Просим Вас усилить контроль за оказанием медицинской помощи осужденным, обвиняемым и подозреваемым в СИЗО-1 и в больнице ФКУЗ МСЧ-77, провести проверку изложенных фактов и обстоятельств и принять меры к тому, чтобы случаи, аналогичные приведенным в приложении, были сведены к минимуму.Обращаем Ваше внимание также на то, что осужденные, лица, содержащиеся под стражей, и их родственники с 1 января 2014 года не знают, кому они должны адресовать свои заявления на оказание медицинской помощи, выдачу медикаментов, передачу лекарственных препаратов, а также жалобы на некачественное медицинское обслуживание. Просим Вас дать указание руководителям медицинских служб следственных изоляторов г.Москвы обеспечить размещение соответствующей информации в карантине, на информационных стендах в камерах, в комнатах приема передач, а также давать устные разъяснения осужденным и лицам, содержащимся под стражей, о том, какая инстанция по отношению к начальнику больницы/начальнику медицинской службы является вышестоящей, и кто принимает окончательные решения по вопросам оказания медицинской помощи в следственных изоляторах г. Москвы.

Члены ОНК г. Москвы:

А.Г. Каретникова

А.Я. Покрас : согласовано.

Приложение

Об оказании медицинской помощи подозреваемым, обвиняемым и осужденным в ФКУ СИЗО УФСИН России по г. Москве и больницы ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН России по г.Москве, некоторые показательные примеры.

1. Невыдача необходимых лекарственных препаратов.

П. до 4 марта 2014 года находился в больнице, где получал инсулин, но после перевода 4 марта 2014 года в камеру общего режимного корпуса года инсулин (либо инъекции инсулина) получать перестал без каких-либо на то оснований. В то же время, по словам мамы П., ей позвонил неизвестный и сообщил, что она должна приобрести инсулин в аптеке и передать его в СИЗО для сына. П. пояснил членам ОНК, что никого не просил звонить родственникам с просьбой передать ему инсулин. Начальник больницы С.В.Мадоян не обратил должного внимания на неоднократные обращения членов ОНК по поводу сложившейся ситуации. В результате, П. не получал полагающееся ему по закону бесплатное лекарство в течение не менее 13 дней. Впоследствии П. был помещен в камеру инфекционного отделения больницы (корпус 7), в котором холодно и условия сложно признать пригодными для содержания больных лиц, содержащихся под стражей. В результате в обмен на возвращение в свою камеру он отказался от полагающегося ему бесплатного инсулина.

2. Фальсификация проведения медицинского обследования

Р. находился на обследовании и лечении в больнице с 28.01.2014 г. По словам Р, лечение вначале принесло небольшое облегчение, но затем его состояние вновь ухудшилось. Руководством больницы был направлен запрос в Департамент здравоохранения г.Москвы и получено направление в ГКБ № 67 для проведения консультации Р. у врача-уролога. Вывоз Р. в ГКБ № 67 был организован 06.03.2014 г. 07.03.2014 Р. был выписан из больницы. По заявлению Р., сделанному членам ОНК устно и письменно 09.03.2014, в сопровождении конвоя и врача больницы его привезли к ГКБ № 67, сопровождавший его врач ушел в больницу, затем вернулся с заключением врача-уролога ГКБ-67. То есть, диагноз был поставлен заочно, по результатам анализов и исследований, которые были сделаны Р., по его словам, не меньше, чем за месяц до «консультации». На письменный запрос, можно ли считать произошедшее консультацией, члены ОНК получили ответ за подписью доктора Мадояна и начальника СИЗО-1 В.Л.Клочека, смысл которого сводился к тому, что в больнице СИЗО-1 все делали правильно, а за действия специалистов ГКБ-67 они не отвечают. При этом на вопрос – можно ли считать заочную консультацию с использованием устаревших исследований полноценной консультацией - мы ответа так и не получили. Также Мадоян С.В. и Клочек В.Л. не сочли необходимым в своем ответе пояснить, были ли адекватными действия врача, сопровождавшего Р. в ГКБ-67, и кто несет ответственность за его действия.

3. Неоправданно долгое ожидание осмотра специалистом, затягивание принятия решения.

А. 24 января 2014 года сообщил членам ОНК, что находится в СИЗО-1 с 18 ноября 2013 года, является инвалидом 3-й группы, о чем в СИЗО-1 имеются медицинские документы. У А. перебит берцовый нерв, из-за чего он испытывает боль в ноге и затруднения при ходьбе, ему необходима трость для опоры при ходьбе. Для того, чтобы получить трость (или разрешение на получение трости от родственников) необходимо заключение хирурга. На момент посещения ОНК 24 января 2014 года А. осмотрен хирургом не был. При посещении СИЗО-1 9 марта 2014 года, члены ОНК узнали от А., что он после 4-месячного ожидания, наконец, был осмотрен хирургом, который сообщил А., что не может дать ему разрешение на получение трости, так как заболеванием А. должен заниматься не хирург, а невролог. 19 марта 2014 г. при посещении СИЗО-1 члены ОНК узнали, что А. осмотрен неврологом и ожидает решения по результатам осмотра. 4 апреля 2014 года при посещении СИЗО-1 члены ОНК с удивлением узнали, что трости у А. все еще нет. Надо отметить, что члены ОНК неоднократно делали записи в журнале и устно обращали внимание медицинского персонала на сложившуюся ситуацию. На момент очередной проверки ОНК Москвы. 8 апреля А. сообщил при проведении проверки членам ОНК, что палочки у него по-прежнему нет, однако ему пообещали разрешить получить ее от родственников.

4. Невыдача на руки медицинских документов, что привело к нарушению права на защиту.

В феврале 2014 года к членам ОНК Москвы обратились содержащиеся в больнице Н. и Г., которые ранее просили у медицинских сотрудников больницы справки о диагнозе или соответствующие медицинские документы 25 февраля 2014 года Н. и Г. были при помощи членов ОНК Москвы в соответствии с ПВР СИЗО УИС поданы и зарегистрированы в Журнале жалоб и заявлений подозреваемых, обвиняемых и осужденных заявления о выдаче им на руки необходимых для суда копий медицинских документов. Присутствовавший при этом начальник больницы С.В. Мадоян сообщил, что обратившимся будут выданы медицинские документы.

Однако при проведении проверки СИЗО-1 13 марта 2014 г. члены ОНК узнали, что документы заключенным выданы не были. По словам Н. и Г. на их неоднократные просьбы выдать копии, медицинские сотрудники устно сообщили, что копии медицинских документов и справки о состоянии здоровья на руки подозреваемым, обвиняемым и осужденным не выдают, а выдают лишь по судебным или адвокатским запросам. На вопрос членов ОНК, каким нормативным актом регламентируется именно такой порядок, медицинские сотрудники ответить затруднились и пояснили, что данные копии документов не выдают лично они, а учреждение их, вполне возможно, выдает.

Мы считаем, что отказ в выдаче справок и копий названных документов нарушает п. 2 ст. 45 Конституции РФ, статьи 99 УПК РФ и 60 УК РФ, принцип состязательности сторон в уголовном процессе, право на представление доказательств на следствии и в суде разных инстанций, включая доказывание смягчающих обстоятельств, а также п. 130 ПВР СИЗО УИС.

Начальник больницы С.В. Мадоян пояснил членам ОНК, что запрошенные документы не были выданы Н. и Г., так как у него очень много дел. На момент проверки членами ОНК Москвы Н. получил медицинскую справку, по его словам — в начале апреля.

Кроме того считаем необходимым отметить, что в соответствии с п. 93 ПВР СИЗО УИС, а также п. 20 Административного регламента предоставления государственной услуги по организации рассмотрения предложений, заявлений и жалоб осужденных и лиц, содержащихся под стражей, срок рассмотрения письменных обращений таких лиц составляет 10 дней. Письменные заявления Н. и Г., написанные на имя начальника больницы С.В. Мадояна и зарегистрированные в Журнале регистрации жалоб и заявлений, не были рассмотрены в течение длительного времени, ответов на свои письменные заявления заявители не получили или получили в недопустимо длительные сроки после неоднократных просьб и заявлений их самих и членов ОНК. Это привело к нарушению прав Г.на защиту в суде своих законных прав и интересов, предусмотренных Конституцией РФ.

5. Нерациональное использование мест в больнице.

С 19 февраля 2014 г. в больнице СИЗО-1 содержался М., доставленный для лечения коленного сустава из ФКУ СИЗО-5. 5 марта 2014 г. лечащий врач М.сообщил общественным наблюдателям, что М. проведен необходимый курс лечения, дальнейшее лечение (в частности – приобретенным родственниками для него препаратом) он может проходить вне больницы, и 6 марта М. будет выписан из больницы и отправлен в СИЗО-5.

Однако 13 марта 2014 г. М. продолжал находиться в больнице СИЗО-1. На вопрос членов ОНК С.В. Мадоян сообщил, что никто не станет увозить М. в СИЗО-5 только потому, что М. хочет находиться в СИЗО-5. Члены ОНК пытались объяснить начальнику больницы, что актуально не желание или нежелание М. где-либо находиться, а ограниченное количество мест в больнице СИЗО-1 и ожидание большим количеством лиц, содержащихся в московских СИЗО и нуждающихся в лечении в плановом порядке, освобождения этих мест, одно из которых без всякой к тому необходимости занимает М.

Тем не менее, на момент посещения больницы членами ОНК 19 марта 2014 г. М. продолжал находиться в больнице. По его словам, никакого лечения ему не оказывалось, причин своего пребывания в больнице он не понимал, он лишь принимал купленный ему родственниками препарат. Кроме того М. сообщил членам ОНК, что медицинский работник в больнице далеко не всегда приходит по утрам, увидеть медработника куда сложней, чем в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве.

6. Прерывание жизненно необходимых курсов лечения, отказ в освидетельствовании, неблагоприятные последствия в связи с обращениями к членам ОНК.

У содержавшегося под стражей в СИЗО-1 (в настоящее время осужден, отправлен к месту отбывания наказания) Панченко Виталия Викторовича, имеющего ряд заболеваний, в том числе СПИД 4-В, без достаточных оснований были изъяты показанные ему препараты антиретровирусной терапии, но при этом ему не была обеспечена возможность принимать их в соответствием с назначением врача ежедневно в одно и то же время. Таким образом, курс лечения был прерван, и, по словам Панченко, его самочувствие значительно ухудшилось. В.В.Панченко неоднократно переводили из камеры в камеру, в том числе в камеры инфекционного отделения больницы, совершенно непригодные для нахождения там людей, тем более, больных. Панченко сделал под запись видеорегистратора заявление о том, что считает предпринятые в его отношении действия местью за то, что он неоднократно обращался к членам ОНК с жалобами на действия сотрудников СИЗО-1 и медицинских работников. Кроме того, несмотря на наличие у Панченко В.В. тяжелых заболевания, позволяющих ставить вопрос о его освидетельствовании на предмет установления возможности/невозможности отбывания наказания, и на то, что Панченко неоднократно письменно обращался по этому поводу к начальнику больницы, вопрос об освидетельствовании Панченко рассмотрен не был. Также при перемещениях Панченко В.В. из корпуса в корпус, был прерван курс его лечения от кандидоза. Панченко убыл на этап 10 марта в ухудшившемся состоянии здоровья.

7. Неоказание медицинской помощи.

В течение не менее 2 месяцев в общей камере ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве содержался обвиняемый, нуждающийся в медицинской консультации.

При проверке 4 марта 2014 г. ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве членами ОНК Москвы Флеровой Т.А. и Каретниковой А.Г. был опрошен В., проведена беседа с врачом СИЗО о состоянии здоровья Аношина. Аношин А.Н. страдает артрозом, артритом, хроническим бурситом, разрушением хрящевой ткани в результате консолидированного перелома таранной кости левой ноги. Передвигаться может только при помощи костылей, испытывает сильную боль, по его словам, состояние ухудшается. По словам врача СИЗО-2, направлен запрос в Департамент здравоохранения Москвы для получения направления на консультацию В., в которой он нуждается.

В то же время, по словам В., в течение трех месяцев он находился в общих камерах **, а затем – *** ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве. Там он получал в качестве лечения обезболивающую мазь, врач сказал, что других медикаментов в СИЗО нет. На неоднократные просьбы В. направить его в больницу для проведения операции ответа он не получал, состояние его здоровья ухудшалось.

13 марта при проведении проверки СИЗО-1 члены ОНК посетили камеру ***. Лица, содержавшиеся в камере, подтвердили, что с ними в камерах ** и *** длительное время содержался В., передвигавшийся при помощи костылей, неоднократно обращавшийся с заявлениями об ухудшении его состояния и об оказании медицинской помощи. По словам сокамерников, месяц или два В. добивался, чтобы ему сделали рентген. Заявления В. в Журнале регистрации жалоб и заявлений не регистрировались. Около месяца назад В. перевели в другой изолятор.

На вопрос членов ОНК Москвы о том, почему в период пребывания В. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве не был поставлен вопрос о необходимости проведения ему консультации хирурга, начальник больницы С.В. Мадоян ответил, что мнение врачей о необходимости проведения операций и консультаций всегда оценочно и субъективно. Однако члены ОНК Москвы вынуждены отметить, что в возможностях медицинских работников ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве было не допустить ухудшения здоровья В. и поставить вопрос о необходимости консультации своевременно, в период нахождения В. в СИЗО-1.

8. Неоказание должной помощи парализованным и неходячим подозреваемым, обвиняемым, осужденным.

Полупапарализованному неходячему обвиняемому помощь была оказана лишь после прихода членов ОНК.

4 декабря 2013 г. при проведении проверки больницы в СИЗО-1 членами ОНК в одной из камер больницы был обнаружен страдающий парапарезом нижних конечностей Владимир Александрович Топехин, которого перевели туда из палаты интенсивной терапии. . Сокамерники Топехина были возмущены тем, что в камеру больницы помещен человек, который раздет, лежит без белья и не в состоянии самостоятельно себя обслуживать, в том числе – отправлять естественные потребности, вследствие чего находится в антигигиеническом состоянии. На вопрос членов ОНК С.В. Мадоян ответил, что это – нормальная ситуация.

После вмешательства председателя и членов ОНК Москвы, а также средств массовой информации, Топехин В.А. был переведен обратно в палату интенсивной терапии, а затем – в ГКБ № 20 Москвы.

В настоящее время Топехин отправлен к месту отбывании наказания, однако члены ОНК Москвы считают необходимым обратить внимание должностных лиц на проблему содержания в следственных изоляторах Москвы, в частности – в больнице СИЗО-1 г. Москвы парализованных, полупарализованных лиц, лишенных свободы, и «колясочников», не способных обслуживать себя самостоятельно. Как стало известно членам ОНК, штаты больниц ФКУ СИЗО-1 и 2 УФСИН России по г. Москве не содержат ставок санитаров. В результате малоподвижные заключенные лишены необходимой помощи и не имеют официальной возможности выйти на прогулку, принять душ, либо даже поменять памперс, обтереться водой и получить иные необходимые гигиенические процедуры, а также выполнить медицинские назначения, поскольку они выполняются в медчасти, куда лишены возможности попасть неходячие.

На то, что в отношении нее не выполнялись медицинские назначения (не делались назначенные инъекции), поскольку она не могла дойти до медчасти, в частности, жаловалась полупарализованная А. Климовских, содержавшаяся в больнице. С вопросами по этому поводу обращались и другие неходячие, содержащиеся в больнице. Неофициально неходячим могут помогать осужденные из отряда хозяйственного обслуживания, либо сокамерники, однако это происходит не всегда.

Ситуация, когда в штатном расписании больницы нет санитаров, представляется совершенно недопустимой.

9. Необеспечение необходимыми медикаментами, отсутствие адекватной координации служб.

Лица, содержащиеся под стражей, жалуются на то, что крайне сложно убедить медицинского работника осмотреть заболевших, принести термометр и выдать простейшие лекарства: анальгин, аспирин и парацетамол. Иногда при наличии в камерах нескольких заболевших фельдшер выдает 5-6 таблеток жаропонижающих препаратов на камеру в 20 человек. Иногда таблеток у него не оказывается с собой, а затем, по словам фельдшера, он может быть занят чем-то другим. Ссылки на то, что лица, содержащиеся под стражей, специально стремятся скопить побольше таблеток, чтоб потом принять их все сразу, по мнению членов ОНК, не могут рассматриваться в качестве оправдания неоказания адекватной медицинской помощи. По словам подозреваемых, обвиняемых, осужденных, осмотр по жалобам на простудные заболеваниям часто производится прямо в коридоре, иногда – через кормовое окно, чаще – не производится никак.

Основываясь на жалобах лиц, содержащихся в СИЗО-1, члены ОНК приходят к выводу, что при переводе заключенного из одного режимного корпуса в другой, из режимного корпуса в больницу, из одного отделения больницы в другое часто прерывается лечение, что, вероятно, связано с несвоевременной передачей медицинских документов из одного корпуса/отделения в другое и несвоевременным их рассмотрением по месту перевода заключенного.

10. Сложность процедуры приема медикаментов от близких.

Члены ОНК систематически получают многочисленные жалобы от лиц, содержащихся в СИЗО-1, и их родственников о том, что крайне сложно передать необходимые медицинские препараты.

Так, например, к членам ОНК обратилась мать содержащегося в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве Ш. с жалобой на то, что в течение трех недель ей не удается передать в СИЗО-1 медицинские препараты, включая парацетамол, бромгегксин, ортофен, супрастин: из заявления Ш. медицинским работником без объяснения причин вычеркиваются практически все лекарства. В то же время Ш. утверждает, что необходимые лекарства ему в СИЗО не выдаются.

11. Неоправданное затягивание освидетельствования по Постановлению Правительства РФ № 54 от 6 февраля 2004 года.

19 марта 2014 года к членам ОНК обратился осужденный Б., страдающий онкологическим заболеванием лимфома зоны мантии IV А стадии (с рецидивами в 2009, 2011 и 202 гг) и многочисленными сопутствующими заболеваниями. С 2007 года вплоть до водворения в СИЗО-1 17 февраля 2014 года Б. наблюдался и проходил лечение в ФГБУ «Медицинский радиологический научный центр», куда должен был быть госпитализирован 19 февраля 2014 года для прохождения очередного курса иммуно-химиотерапии. Адвокат Б. трижды (23 февраля, 6 марта, 13 марта) привозил и передавал через канцелярию медицинские документы Б. для приобщения к его личному делу/медицинской карте. По словам Б., С.В.Мадоян сказал ему, что нужно доставить стекла (гистология, иммуногистохимия) из больницы, где проходил лечение Б., иначе в течение недели Б. отправят на этап. Однако, запроса в ФГБУ МРНЦ на предоставление необходимых медицинских документов и результатов исследований С.В.Мадоян не направил, также как и не дал запроса на руки адвокату Б. Б. также сообщил членам ОНК, что С.В.Мадояном был направлен запрос в Департамент здравоохранения г.Москвы на организацию консультации Б. у специалиста-гематолога. В соответствии с Постановлением № 54 «при необходимости медицинская комиссия может запросить дополнительные сведения о состоянии здоровья освидетельствуемого из учреждений здравоохранения, в которых он наблюдался, или направить его на дополнительное обследование». Представляется, что если бы С.В.Мадоян в соответствии с Постановлением Правительства запросил в ФГБУ МРНЦ необходимые документы и результаты исследований, Б. не пришлось бы терять драгоценное время в ожидании консультации специалиста-гематолога, и он мог бы продолжить критически важное для жизни лечение еще месяц назад.

Конец приложения.

Исполнитель: А.Г. Каретникова.

Блог Анны Каретниковой




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Осип Мандельштам

Умер на пересылке

В ноябре 1933, на пике своей ненависти к советскому официозу, пишет злую антисталинскую эпиграмму «Мы живём под собою не чуя страны…», за которую его арестовывают и отправляют в ссылку в Чердынь.









Ссылки