Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2012 / Май Поиск:
24 Мая 2012

Андрей Дмитриев: Показания полицейских развалили дело

Однако сам процесс вызывает ощущение работы отлаженной машины, которая нацелена на определенный результат и для которой это все не важно…

Лидер петербургского отделения «Другой России» прокомментировал «Союзу заключенных» ход рассмотрения уголовного дела, по которому проходят 12 активистов партии. Напомним, что дело рассматривается в Выборгском районном суде, первое заседание прошло 24 апреля:

Пока прошло три заседания и на всех на них допрашивались свидетели обвинения. Это сотрудники полиции, которые участвовали в разгонах акций «Стратегии-31», это сотрудники Центра «Э», которые осуществляли контроль над деятельностью «Другой России», внедряли в наши ряды стукачей, и это представители городской администрации.

Исходя из показаний этих свидетелей, можно сказать, что дело разваливается.

Например, 22 мая на суде выступали сотрудники полиции - двое братьев Никитиных и Мошков. На стадии следствия они давали показания (что отражено в материалах дела) о том, что разгоняли акции «Стратегии-31», которые организуются запрещенной экстремистской НБП, и задерживали всех 12 подсудимых. Из показаний следует, что наши фамилии им известны.

Однако на допросе в зале суда эти полицейские не смогли опознать никого из подсудимых – ни по внешнему виду, ни по фамилиям, которые зачитала прокурор. И это несмотря на то, что с момента дачи первых показаний прошло всего полгода.

Свидетель Мошков в итоге проговорился, что следователь ему просто продиктовал нужные показания и назвал фамилии овбиняемых. И действительно, показания полицейских записаны как будто под копирку, они абсолютно одинаковы.

Ранее на суде мы уличили в лжесвидетельстве опера Центра «Э» Дмитрия Грязнова. Он говорил о том, что якобы мы сами подыскали новое помещение для проведения собраний, где Центр «Э» установил видеоаппаратуру, записи с которой являются одним из доказательств вины активистов. Однако в материалах дела имеется бумага за подписью этого опера о том, что нужно снять помещение, попытаться там организовать через внедренных в ряды «Другой России» провокаторов собрания запрещенной НБП и зафиксировать их на видео. То есть они сами это помещение и нашли через своих агентов. Грязнов не смог пояснить противоречия в своих показаниях.

Таким образом опер подтвердил позицию обвиняемых, что данное дело является провокацией спецслужб.

Необходимо также отметить, что когда шла речь о «Стратегии-31», никто из свидетелей не показал, что в ходе этих акций использовалась символика запрещенной НБП.

В итоге уже на данной стадии можно говорить о том, что дело развалилось, однако сам процесс вызывает ощущение работы отлаженной машины, которая нацелена на определенный результат и для которой это все не важно. Прокурор, местами и судья пыталась каким-то образом помогать свидетелям обвинения. При этом я пока не могу сказать ничего плохого о судье, кроме того, что он в основном отклоняет ходатайства стороны защиты. Тем не менее, ощущение складывается именно заданности процесса и заданности его результатов вне зависимости от того, что там будет происходить. Об этом говорят и адвокаты, и другие участники процесса, и журналисты.

Мы не ждем, что нас оправдают, но будем бороться за это. Пока что ощущения от процесса складываются не самые хорошие.




Архив публикаций    
Читайте также:

21/10/2012 Активистов «Другой России» в Санкт-Петербурге обвиняют в экстремизме   -   Главное /

Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Юрий Домбровский

Распространение антисоветских измышлений

В 1933 году был впервые арестован и выслан из Москвы в Алма-Ату. Обвинили его в полнейшей чепухе, но в общем-то чекисты унюхали верно: этот молодой человек не соответствовал тем требованиям, которые эпоха предъявляла к «человеческому материалу»




Рослаг: ИК-10 и ИК-13 Саратов; зоны красного беспредела

«По прибытии в колонию осужденные попадают в карантин, где прямо с этапа всех избивают. Причем сотрудники администрации действуют с пособниками из числа осужденных активистов. На протяжении всего пребывания в карантине с осужденных выбиваются явки с повинной. Днем и ночью идут избиения и пытки… Если осужденный попадает на дисциплинарную комиссию, то в порядке очереди должен в буквальном смысле бежать до кабинета начальника, в противном случае за это (если шагом) его избивают прямо в кабинете начальника… Также в колонии есть клетка (в дежурной части под лестницей), которую администрация использует в качестве пыточной. В клетке могут продержать несколько дней. Причем зимой в ней невыносимо холодно, так как двери на улицу не закрываются. К тому же снимают верхнюю одежду, делая пребывание в клетке совсем невыносимым».






Ссылки