Новости Дела и судьбы РосЛаг Манифесты Портреты Публикации Контакты
Главная / Публикации / 2011 / Октябрь Поиск:
20 Октября 2011

Рассказ Козлёнка об аресте

На прощанье Олег сказал журналистам, что пресса уже пишет не арт-группа, а фарт-группа Война. И что это довольно точно подмечено, - нам всегда везет. Я вспомнила Адольфыча, который говорил, что фарт, удача – одна из самых привлекательных наших черт.

Немец Ульф (Ulf Kalkreuth) вышел раньше нас и подробно снимал на камеру наш выход из отеля.

Мы направились к Садовой шагом, Каспер помогал мне везти велосипед - толкал его за багажник. Ульф цокал сзади по брусчатке и все снимал.

Прошли метров 20 от входа в отель. К нам на скорости подъехала машина белого цвета, осветив фарами, и резко затормозила. Сразу стало понятно, кто и зачем так оттормаживается на пустынной набережной в первом часу ночи. Я дала знак Олегу, чтоб уезжал. В этот же момент из машины выскочили четыре «эшки» и бросились на нас. Олег запрыгнул на велосипед и резко стартанул, за ним побежал эшка с криками «Стой! Стрелять буду!», двое других схватили нас с Каспером и мой велосипед. Когда меня схватили, один из них – уже известный группе Война эшка Борисов Игорь Юрьевич – сказал: «Ну вот, наконец-то». Борисов И. Ю. вместе с дознавателем Бородавкиным впервые допрашивал Олега и Леню ночью 16 ноября 2010 года в Питере, в пятом отделе МОБ, куда были доставлены арестованные в Москве активисты.

Убежавший за Олегом прибежал назад запыхавшись, эшки сели в машину и поехали преследовать Олега на машине. Мы с Каспером под конвоем двух эшек продолжили не спеша двигаться в сторону Садовой. Каспера я предупредила сразу, что все будет в порядке и главное крепко держаться за руки. Он держался и был спокоен. Борисов спросил, что в рюкзаке, и тут же начал его ощупывать.

Ульф с камерой остался на набережной.

Дойдя под конвоем до Садовой, мы свернули на нее и прошли в сторону Лермонтовского проспекта еще квартал. Я не увидела ни Олега, ни машины с эшками, и поняла, что скорее всего Олегу удалось скрыться. Борисов приказал: «Стоим здесь», конвой остановил нас. Мимо проехала патрульная машина 24-01. Сразу за ней вернулась белая машина с эшками, из нее выпрыгнул тот, что бегал за Олегом, встал передо мной и Каспером с тупой улыбкой и сказал: «Надо было стрелять». Борисов ему: «А что ребята во второй машине не среагировали?» Они стали разочарованно пиздеть о том, как упустили Олега. Конвой расслабился. Я поставила велосипед на подножку и остановила такси, чтобы уехать. Тут конвойные схватили меня за руки и поволокли в сторону. Я закричала: «Кто-нибудь помогите!» Эшки тащили нас с Каспером по тротуару к своей машине. Я стараюсь удержать Каспера за руку, он вот-вот заплачет, нас волокут, я кричу «помогите», вижу, что с противоположной стороны дороги к нам направились два человека, из окна дома кто-то крикнул: «Задерживают женщину с ребенком!». Остановилась машина реанимации, врачи стали интересоваться, в чем дело. Я кричу: «Нас похищают!» Реанимация помотала головой и уехала. Эшки, волоча нас по брусчатке, стали орать прохожим, что они из угрозыска и что «девушка находится в федеральном розыске». Борисов даже взмахнул корочкой и тут же спрятал ее в карман.

Собрались прохожие. Я успела прокричать номер Динзе, и один прохожий сразу позвонил и рассказал адвокату о задержании. Когда прохожий спросил мою фамилию, то Борисов назвал ее за меня: Сокол. Позднее Динзе утверждал, что прохожий был тоже опер, Динзе передал его номер родственникам, они звонили, и опер потом перезванивал им и интересовался, в какой партии я состою.

Комментарий Динзе:

«Скорее опер. Он думал, что выйдет через меня на Вора. Они не знали, что это я и что я ничего не знаю. Просто опер-игра с прослушками».

Я поняла, что если эшки продолжат волочить нас волоком по тротуару, то Касперу в итоге сломают руку. Я смогла одной рукой приподнять Каспера и крепко прижала его к груди. Борисов стал впихивать нас в машину, толкая в Каспера у меня на руках. При этом он сказал: «Что ребенком прикрываешься?» На что я ему ответила: «А ты, сука, думаешь, что я его на дороге оставлю?» Изнутри в машину меня затаскивал другой опер. Затащили, закрыли в машине. Затем эшки погрузились сами и зажали нас с Каспером с двух сторон. Велосипед в багажник не помещался. Они стали его разламывать и погружать по частям.

В машине Каспер сказал мне громко: «Менты это не люди». Я увидела, что он очень расстроен. На губах у него начало истерики. Стала снова успокаивать его.

«Где папа?»

«Уехал».

«А мы в бибике?»

«Да».

«Это гонка?»

«Нет, совсем не гонка. Гонки умеют догонять».

«Тупая бибика!»

«Ты полностью прав».

«Все хорошо, мы же вместе».

«Да, мама».

Поехали. Один из эшек говорил по телефону: «Ну да, Вась, ну, так получилось». «Вась» - Это опер Василий Трифан, по его приказу избили Олега при аресте год назад, 15 ноября 2010.

Нас привезли в первый отдел полиции на ул. Якубовича, 16. В окно дежурному мусару эшка сказал: «У нас к вам разговор. Мы привезли вам человека, находящегося в федеральном розыске». Им открыли дверь и они стали вталкивать нас внутрь. Я потребовала от них представиться. Борисов начал перечислять свои длинные звания в отделе «Э». Я сказала, меня это не интересует, нужны фамилии и инициалы. Он сказал: «Борисов Игорь Юрьевич». Я указала на второго сотрудника, бегавшего за Олегом, и сказала представить также его. Борисов ответил, что это просто прохожий, без имени и звания. Остальные двое эшек молчали. Меня с Каспером затолкали в отделение, вслед за нами втащили по частям велосипед. Разложить назад они его не смогли, велосипед был сломан. Рюкзак был открыт и, полупустой, висел на руле велосипеда.

В отдел подъехали мусара из ОРЧ. Начались переговоры эшек и местных мусаров в комнате дежурки. Потом оттуда вышел пьяный мусар из ОРЧ (Степаненко Николай Сергеевич из оперативно-розыскной части №5), подошел ко мне и сказал, что сейчас я поеду с ним в 28-ой отдел.

От него сильно несло спиртом. Степаненко принялся рассуждать, что вот он же со мной по-хорошему. Я спросила, почему он при исполнении пьян. Он махнул рукой, отвернулся и засунул в рот конфетку.

Все мусара в первом отделе представляться отказались. На просьбу вызвать моего адвоката не реагировали. Через час на очередную просьбу сказали: «Вызовем-вызовем». В итоге Дима Динзе ко мне так и не приехал.

В отдел подъехали еще опера. В том числе Трифан. Все криво ухмылялись. Я поняла, ухмылочки у них от безысходности. Ведь они опять не поймали Олега. Трифан прятал взгляд, но вел себя так же грубо, как и при задержании в ноябре в Москве. Отзваниваться начальнику эшки постоянно выходили на улицу или в коридор.

Появился мусор из 28-го отдела полиции Бисаев А.З. (со слов). Подошел, назвался “дежурным” и сказал ехать с ним.

Каспер к тому времени уже заснул на столе, с блокнотом в руках, после очередной нарисованной горящей ментовозки. Вновь подошел пьяный Степаненко, нарочно разбудил Каспера и сунул ему конфетку из семечек «баба марья». Каспер на эту конфету сразу сказал «говно» и выкинул под лавку.

Степаненко постоянно повторял, что не он меня задерживал, поэтому мне надо лишь подписать все, что он мне подсовывает. Когда стало ясно, что он из оперативно-розыскной части, я спросила, почему же он сам не задержал. «Откуда у вас информация, что я буду в это время в этом месте?» - «Сообщили». «Кто?» Степаненко не ответил.

В 2:30 в отдел вошли трое врачей скорой помощи - мужчина и две женщины. Они приехали «оформлять ребенка». Степаненко сказал им: «Ребенка увозите. А Сокол поедет в 28-ой».

К тому времени Каспер снова спал. Я сказала, что ребенка не отдам и без адвоката никуда не поеду.

От работников скорой я узнала, что по закону без согласия матери забирать ребенка они не имеют права. Это меня успокоило. Я сообщила врачам данные Каспера, его возраст и сведения о здоровье. Будить его для осмотра врачи не стали. Мусара попросили врача-мужчину пройти в дежурку. Я услышала, как врач в комнате дежурной части сказал мусарам о законе, запрещающем забирать ребенка в стационар без согласия родителей. 20 минут скорая ждала, что решат эшки, запершиеся в дежурке, - забирать или не забирать. Тем временем врач вернулся ко мне, и я написала бумагу о том, что категорически отказываюсь сдавать своего ребенка в стационар. Внимание, всегда так пишите, матери: КАТЕГОРИЧЕСКИ ОТКАЗЫВАЮСЬ СДАВАТЬ РЕБЕНКА.

Скорая уехала. Когда эшки это поняли, то высыпали из дежурки и стали орать на местных мусаров. Борисов орал: «Зачем вы скорую отпустили без ребенка? Не надо было их отпускать, пока не увезут. Теперь быстро вызываем конвой и увозим эту манду нахуй, ребенка оформляем и сдаем врачам».

Из дежурки после этого стали раздаваться вопли телефонного разговора. Снова Борисов - «эта манда отказывается подписывать явку, что делать, блять?!»

Мусара говорили о конвоировании в 28-ой отдел. Я подумала, что наверное у эшек там все схвачено и это 28-ой пыточный отдел, именно там ночью 31 марта избивали Олега, а Каспер плакал, один, запертый в соседнем кабинете.

Новый звонок в дежурку.

- Нам звонят из пресс-службы Бибиси, что делать?

- А мы служба ГУВД. Посылаем их нахуй! – орет в дежурке мусар.

В половине четвертого утра мусара начали подсовывать мне на подпись обязательство о явке в прокуратуру на завтра. Видимо, устали и не знали, что со мной делать. Я продолжала требовать от них сперва представиться и напоминала, что мне нужен адвокат. Теперь Степаненко набрал Динзе. Динзе посоветовал мне подписать обязательство о явке. Степаненко назначил время допроса – 18 октября в 19-00.

Мусор Бисаев, конвоир из 28-го, вытаскивал из отделения мой велосипед. Выйдя на улицу, я ожидала подвоха, потому что Бисаев потащил велосипед в направлении мусорской газели. Обрадовалась, что на улице показались знакомые лица, - Лена с Костей, с ними адвокат Иосиф Габуния и журналистка “Новой газеты”. В отдел их не пустили. Я забрала велосипед у мусара и мы стали его собирать.

Каспер был очень рад освобождению. Маршировал, пел песни. Бегал самолетом, расставив руки. Врезался в своем шлеме на бегу в забор. Все мы ухахатывались, наблюдая за ним.

На 18 октября в 19-00 мне был назначен допрос у следователя Семинихина. Я не явилась. Допрос перенесли на 19 октября, время то же. В прокуратуре заявили, что если я не явлюсь, меня объявят в международный розыск. Посмотрим, интересно.

«Свободная Война» - 20.10.11




Архив публикаций    
Добавить комментарий:
*Имя: 

Почта: 

*Сообщение: 




Последние поступления:


Последние комментарии:



Портреты: Жанна Агузарова

Полгода за музыку

В 1984 году во время одного из концертов группы "Браво" Жанна Агузарова была арестована по обвинению в подделке документов. В заключении она провела полгода.









Ссылки